Novovoronezh.ru Нововоронеж Интерактивный

  Главная   Новости   Форум   Знакомства   Галерея   Мини чат   Правила сайта   Обратная связь
Rambler's Top100

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

2 страниц V   1 2 >  
Ответить в данную темуНачать новую тему
> Аналитика, Обзоры, исследования, аналитика отрасли
Flame
сообщение 30.9.2007, 9:52
Сообщение #1


Активный участник
***

Группа: Модераторы
Сообщений: 1504
Регистрация: 17.9.2007
Из: Нововоронеж
Пользователь №: 102



Слишком неистовая атомная энергетика - Oxford Research Group считает, что ядерный ренессанс не по силам цивилизации

Если человеческая цивилизация желает добиться с помощью атомной энергетики существенного снижения выбросов CO2, то ей придётся вводить в строй по четыре реактора ежемесячно в период от наших дней до 2075 года, считают британские исследователи из Oxford Research Group (ORG).

В докладе, озаглавленном Too Hot to Handle? The Future of Civil Nuclear Power и подготовленном Фрэнком Барнаби и Джеймсом Кемпом, говорится: "Всемирный ядерный ренессанс не по силам атомной отрасли, а также наносит серьёзный удар по способностям МАГАТЭ осуществлять контроль за мирным использованием ядерных технологий".

"Полагая среднюю мощность реакторов равной 1000 МВт(эл.) - причём многие из них будут бридерами - мы можем оценить потребность в новых реакторах как 2000-2500. Взяв среднюю величину 2250, можно прийти к заключению, что в период от наших дней до 2075 года в среднем три новых реактора в месяц должны подключаться к энергосетям. Более того, из-за ограниченного срока службы реакторов часть из старых установок должна выводиться из эксплуатации и замещаться новыми реакторами… следовательно, за тот же период нам потребуется 250 дополнительных реакторов, что означает необходимость вводить в строй по четыре атомных блока ежемесячно", - считают эксперты ORG.

Многие сегодня полагают, что риски, связанные с атомной энергетикой, являются управляемыми. Но сохранится ли такая оценка несколько десятилетий спустя? Каким образом и какой ценой владельцы АЭС смогут адаптироваться к новым возможным рискам, задаются вопросом авторы доклада.

По мнению экспертов ORG, даже неудачная атака террористических групп на АЭС приведёт к неминуемому прекращению строительства атомных станций в большинстве государств. После этого, правительства столкнутся с необходимостью срочного пересмотра своих энергетических стратегий и удаления из них атомной энергетики. Как результат, государства потеряют некоторое время на пути к безопасным способам генерации электричества, а проблема глобального потепления станет ещё более острой.

До тех пор, пока не будет с уверенностью установлено, что атомная энергетика способна внести решающий вклад в борьбу за сокращение выбросов парниковых газов, от строительства новых АЭС следует отказаться. Столь жёсткое отношение к атомной энергетике обусловлено тем, что она имеет прямые связи с созданием ядерного оружия, делают вывод британские эксперты.

"Oxford Research Group" - независимая общественная организация, созданная в Великобритании в 1982 году и занимающаяся проблемами национальной и международной безопасности. ORG входит в число ведущих британских аналитических центров.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Flame
сообщение 1.10.2007, 8:08
Сообщение #2


Активный участник
***

Группа: Модераторы
Сообщений: 1504
Регистрация: 17.9.2007
Из: Нововоронеж
Пользователь №: 102



Атомная начинка энергетического пирога

С точки зрения геополитики 2006 год будет для России особенным. Впервые Россия стала председателем группы наиболее промышленно развитых стран мира - «Большой восьмёрки». На саммит лидеров государств G8 , который пройдёт в июле в Санкт-Петербурге, Москва выносит несколько вопросов, первым среди которых значится энергобезопасность.

В 2006 год Россия вступила с осознанием острой необходимости диверсифицировать источники энергии для промышленного роста и сделать рывок в высокотехнологичных областях энергетики, в первую очередь – в атомной.

25 января 2006 г. президент РФ Владимир Путин, выступая на саммите государств ЕврАзЭС, предложил создать глобальную инфраструктуру региональных центров по предоставлению услуг ядерно-топливного цикла. Суть этого предложения заключается в борьбе с неминуемой «энергетической бедностью». В мире наметилась общая тенденция пересмотра топливно-энергетических балансов в сторону увеличения доли атомной отрасли. Развитие атомной энергетики неизбежно влечёт за собой проблему контроля за распространением ядерных технологий, причём именно полный топливно-ядерный цикл, который включает в себя обогащение урана, может стать основой для создания ядерного оружия.

Поэтому основная цель инициативы Владимира Путина - обеспечение безопасности в глобальном контексте. Существование такого рода центров могло бы снять с повестки дня ряд спорных вопросов, например, проблему развития атомной энергетики в Иране, поскольку под контролем МАГАТЭ Тегеран смог бы получать услуги по обогащению урана и утилизации отработавшего ядерного топлива без доступа к технологии.

Владимир Путин подчеркнул, что доступ к таким центрам должен осуществляться на «недискриминационной» основе, то есть любая страна, не имеющая технологий, но желающая развивать самую дешевую энергетику сможет воспользоваться данным предложением. При этом глава российского государства сообщил, что один из таких центров Россия готова разместить на своей территории. Глава Росатома Сергей Кириенко сообщил, что для этого даже подобрана производственная площадка.

Россия является одним из лидеров на мировом рынке атомной энергетики, единственная в мире имеет атомный ледокольный флот, действующий промышленный реактор на быстрых нейтронах и воплощающийся в жизнь проект строительства плавучей АЭС. Однако, для энергетического лидерства еще необходима предельно четко сформулированная государственная политика, направленная на развитие этого промышленного комплекса, ресурсы и кадры. Только при сочетании всех этих факторов Россия сможет претендовать на роль мирового «законодателя мод» в области энергетики.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Flame
сообщение 1.10.2007, 8:09
Сообщение #3


Активный участник
***

Группа: Модераторы
Сообщений: 1504
Регистрация: 17.9.2007
Из: Нововоронеж
Пользователь №: 102



Единственная альтернатива

В 1954 г. в российском городе Обнинск была введена в строй первая в мире атомная электростанция мощностью 5 МВт. Атомная энергетика стала одним из наиболее бурно развивающихся отраслей промышленности не только в СССР, но и во всём мире. К 80-м годам в мире насчитывалось около 300 АЭС мощностью 2 млн.МВт. (200 ГВт).

Дополнительный толчок развитию «мирного атома» был дан в октябре 1973 г. во время арабо-израильской войны Судного дня, когда 11 государств Персидского залива во главе с Саудовской Аравией ввели нефтяное эмбарго против стран Запада. Многокилометровые очереди на заправках и взлёт цен на нефть привели к ускорению темпов развития атомной энергетики. Однако, авария на американской АЭС Three Mile Island в 1979 г. затормозила победное шествие «мирного атома». Последовавшая затем в 1986 г. катастрофа на украинской Чернобыльской АЭС негативное отношение к строительству АЭС только усугубила.

В энергетике наступила пауза, которая получила название «газовой». Предполагалось, что расширенное потребление газа в промышленности даст возможность учёным разработать новые, более безопасные технологии АЭС. И общая формула, по словам экс-главы Росатома, академика Российской академии наук Александра Румянцева звучала так: «от атомной энергетики через газовую паузу – опять к атомной энергетике».

Когда в Западной Сибири были открыты новые колоссальные месторождения газа, то казалось, что «газовая пауза» будет очень долгой, чуть ли не бесконечной. Однако, стремительный рост энергопотребления и последовавший за ним рост цен на углеводородное сырьё – нефть и газ заставили вновь вернуться к атомной энергии, как альтернативному источнику прогресса. К тому же, поставщиками углеводородов оказались, в подавляющем большинстве, нестабильные режимы.

Свой вклад в перемену общего настроения внесло и принятие Киотского протокола, ограничивающего объём выбросов в атмосферу углекислого газа. Несмотря на то, что вопросы утилизации отходов ядерного топлива до сих пор остаются нерешёнными, атомная энергетика в начале 21 в. оказалась практически единственной доступной для промышленности альтернативой нефти и газу. «Энергетическая Золушка» начала готовиться к своему балу.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Flame
сообщение 1.10.2007, 8:09
Сообщение #4


Активный участник
***

Группа: Модераторы
Сообщений: 1504
Регистрация: 17.9.2007
Из: Нововоронеж
Пользователь №: 102



Назад к атому

В 2005 г. в 30 странах мира действовали 443 АЭС и ещё 24 находилось в стадии строительства. Из них в США – 104 блока, в России - 31, во Франции – 59, в Японии - 55. Атомные электростанции производили всего 16% электроэнергии – 367,2 ГВт, причём во Франции доля атомной энергии составляет 75% в общем энергобалансе, в США – 20%, в России – 16%. При этом в европейской части России доля АЭС в выработке электроэнергии составляет 29,3%, АЭС в этом регионе обеспечивают порядка 50% роста спроса на электроэнергию.

2005 год стал переломным в отношении к атомной энергетике. В конце апреля президент США Джордж Буш заявил о необходимости пересмотра энергетической стратегии США, обозначив основные перспективы – атомная и водородная энергетика. Предполагается, что в США к 2020 г. АЭС будут производить 30-35% всей электроэнергии. Правда, Джорджу Бушу пришлось в своей речи упомянуть и о том, что в США ни одного нового блока АЭС не вводилось с 1984.г., а проданная недавно японцам компания «Вестингауз» не имела заказов на строительство АЭС уже более 30 лет.

Великобритания, где к 2010 г. должны отслужить свой срок 6 из 12 атомных реакторов, объявила о разработке новой программы развития АЭС. Лондон, обеспокоенный истощением углеводородных ресурсов Северного моря, видит в атомной энергетике один из основных путей решения потенциального энергетического кризиса.

Но самые серьёзные перспективы перед атомной энергетикой открываются в Азии. Индия, которая обладает пятью АЭС с 15 энергоблоками, заявила о своём намерении втрое увеличить производственную мощность реакторов в течение ближайших 8 лет. Китай собирается к 2015 г. ввести в строй не менее 32 новых блоков. Иран готов к 2020 г. построить 20 блоков по 1000 МВт. О своём желании развивать ядерную энергетику заявляют Япония, Южная Корея, Вьетнам и Индонезия.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Flame
сообщение 1.10.2007, 8:09
Сообщение #5


Активный участник
***

Группа: Модераторы
Сообщений: 1504
Регистрация: 17.9.2007
Из: Нововоронеж
Пользователь №: 102



Атомный выход из газового тупика

Для России на протяжении длительного времени проблема необходимости строительства АЭС не являлась сверхактуальной. До тех пор, пока «газовая пауза» не превратилась в «газовую ловушку». Как отмечается в разработанной в 2000 г. Министерством по атомной энергии «Стратегии развития атомной энергетики России в первой половине 21 в.», «доля газа в топливно-энергетическом балансе страны превысила пределы допустимого уровня энергетической безопасности. При общей доле газовой составляющей в электроэнергетике порядка 65%, в Европейской части она достигает 73% и более».

Для российской атомной энергетики 2005 г. стал своеобразной вехой, обозначив переход от стратегии выживания к стратегии ускоренного развития.

Во-первых, в ноябре был введен в строй 3-й блок Калининской АЭС, который впервые достраивался с низкого уровня готовности - законсервированной ранее 35%-ной готовности.

Во-вторых, впервые в современной постперестроечной истории российские атомщики осуществили физический пуск АЭС за рубежом – 1-й блок Тяньванской станции в Китае.

В марте в Государственной Думе прошли парламентские слушания на тему "Законодательное обеспечение инновационного развития атомной промышленности".

Символическим жестом внимания государства к атомщикам стало введение профессионального праздника - указом президента Владимира Путина с 2005 г. 28 сентября отмечается День работника атомной промышленности.

В конце 2005 г. российские атомщики строили в общей сложности 8 блоков, из которых 5 находятся за рубежом. За прошлый год атомные электростанции выработали 149,4 млрд. кВт-часов, превысив показатели 2004 г. почти на 5 млрд.кВтч. Кстати, в соответствии с оптимистическим прогнозом, изложенным в Энергетической стратегии, мощность российских АЭС к 2020 г. должна приблизиться к 350 млрд.кВтч.

В конце 2005 г. произошла новая встряска – главой "Росатома" вместо весьма уважаемого, но недостаточно влиятельного в кремлёвских коридорах академика РАН Александра Румянцева был назначен "политический тяжеловес" - полномочный представитель президента РФ в Приволжском федеральном округе Сергей Кириенко. Назначение не было случайным. Как сказал сам Кириенко, о возможном переходе на новую работу его предупредили почти за год, дав время познакомиться со спецификой отрасли.

Мнения экспертов по поводу назначения антикризисного менеджера Кириенко "главным атомщиком страны" разделились. Одни считают, что приход человека из администрации президента Путина с большими лоббистскими возможностями поможет отрасли реализовать новую стратегию развития. Другие убеждены, что «человек со стороны» не сможет глубоко вникнуть в суть проблем отрасли, а потому серьёзных изменений ожидать не приходится. Сам Кириенко говорит, что готов к работе в отрасли и собирается решать серьёзные задачи – от опережающего роста генерирующих мощностей, который должен обеспечить выполнение задачи удвоения ВВП и до возрождения технологического комплекса, который существовал в системе могущественного Минсредмаша СССР. Именно это министерство в своё время отвечало за реализацию Советского атомного проекта.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Flame
сообщение 1.10.2007, 8:10
Сообщение #6


Активный участник
***

Группа: Модераторы
Сообщений: 1504
Регистрация: 17.9.2007
Из: Нововоронеж
Пользователь №: 102



Мегатонны – в мегаватты

Решение всех этих задач требует серьёзных усилий и ответственности. Российский атом по-прежнему остаётся одной из наиболее перспективных отраслей промышленности. Для того, чтобы реализовать этот потенциал, необходимо преодолеть стагнацию, накопленный за 20 лет после Чернобыльской аварии общественный негатив и запустить реализацию стратегических проектов.

Во второй половине 80-х годов 20 в. отрасль потянула вниз постчернобыльская радиофобия. Во время постперестроечных 90-х лет российские атомная промышленность и наука потеряли значительную часть кадрового состава. Многие научные сотрудники и квалифицированные рабочие ушли в другие сектора экономики, занялись предпринимательством либо попросту эмигрировали.

Сказалось и отсутствие внятной политики тогдашнего Кремля по отношению к атому в целом – и мирному, и военному. Бывший руководитель министерства атомной промышленности академик РАН Виктор Михайлов вспоминает, как однажды Борис Ельцин неожиданно его спросил, нельзя ли продать весь атомный комплекс и сколько за него можно получить.

Вспомнив о роли личности в истории, необходимо отдать должное Михайлову: своим выживанием в постперестроечный период российская атомная промышленность обязана именно ему. За 6 лет, пока он был министром, экспорт отрасли вырос более, чем в три раза – с 700 млн.долл. до 2,2 млрд. Значительную часть этого экспорта составляли и до сих пор составляют услуги по программе, которая получила название "Мегатонны – в мегаватты" или "ВОУ-НОУ" (высокообогащённый уран – низкообогащённый уран).

В рамках ВОУ-НОУ происходит переработка высокообогащённого урана из ядерных боеголовок, в котором концентрация делящегося изотопа урана-235 приближается к 90%, в низкообогащённое топливо с концентрацией урана-235, не превышающей 3-5%.

Контракт рассчитан на 20 лет, его стоимость составляет 20 млрд.долл. В рамках контракта будет переработано 500 тонн оружейного урана. При этом низкообогащённый уран, полученный по программе ВОУ-НОУ, обеспечивает более 10% электроэнергии США.

По настоянию Михайлова было начато строительство Тяньваньской и Бушерской АЭС, а также АЭС Куданкулам в Индии. Тяньваньская атомная станция строится в кредит, на весьма льготных для Пекина условиях, которые выглядят невыгодными для российской экономики. Однако, именно эти заграничные заказы на строительство АЭС позволили сохранить основной персонал российской атомной отрасли и загрузить предприятия работой. Только на строительстве АЭС в Бушере было задействовано порядка 300 российских предприятий.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Flame
сообщение 1.10.2007, 8:10
Сообщение #7


Активный участник
***

Группа: Модераторы
Сообщений: 1504
Регистрация: 17.9.2007
Из: Нововоронеж
Пользователь №: 102



Кадры вновь решают всё

Тем не менее, кадровая проблема по-прежнему остаётся одной из основных для российских атомщиков. Руководству предприятий приходится сталкиваться с ситуацией, когда для выполнения заказов не хватает квалифицированной рабочей силы. Эта проблема тем более актуальна, что АЭС российского производства по-прежнему остаются "штучным товаром", каждая из которых, как, впрочем, и российские космические спутники, уникальна.

Эта особенность российской атомной промышленности представляет особую выгоду и является явным преимуществом в тех случаях, когда приходится принимать нестандартные инженерные решения. Например, при строительстве АЭС в иранском Бушере реактор российского производства пришлось "вписывать" в корпуса зданий, построенные ранее немецким "Сименсом". Позже атомщикам необходимо было решить проблему интеграции в российский проект немецкого оборудования.

Александр Румянцев, комментируя состоявшийся в 2005 г. запуск 3-го блока Калининской АЭС, сказал, что там было реализовано более полутысячи инновационных решений – начиная от топливных сборок – твэлов - нового типа и заканчивая автоматизированной системой управления станцией.

Однако, уникальность инженерных решений АЭС российского производства на фоне кадрового голода может превратиться в недостаток в том случае, если речь пойдёт об одновременном строительстве значительного количества таких специфических блоков, тем более в разных странах.

На ситуации с кадрами для атомной промышленности сказались и предпочтения абитуриентов вузов последних лет, когда конкурс на естественные науки и инженерные профессии резко сократился, а на такие специальности, как «экономика», «менеджмент», «юриспруденция» - наоборот, возрос.

Несколько лет назад российские атомщики всерьёз взялись за решение этой проблемы. Корпорация ТВЭЛ, производитель ядерного топлива, выплачивает лучшим студентам Московского инженерно-физического факультета, которые обучаются по профильным для корпорации специальностям, стипендии в размере от 6 до 10 минимальных заработных плат. Ряд предприятий Росатома поддерживает проект «Детская ядерная академия». В рамках деятельности Академии школьники различных городов России и стран СНГ встречаются с экспертами в области атомной энергетики, участвуют в конкурсах, связанных с ядерной тематикой. В 2005 г., к примеру, победителями конкурса в разных номинациях стали работы на темы «Причины торможения внедрения малой атомной энергетики в жизнь», «Ядерная энергетика и общество. Гуманитарные проблема цивилизации», «Пути создания универсальной системы управления и защиты для ядерных энергетический реакторов» и др.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Flame
сообщение 1.10.2007, 8:10
Сообщение #8


Активный участник
***

Группа: Модераторы
Сообщений: 1504
Регистрация: 17.9.2007
Из: Нововоронеж
Пользователь №: 102



Когда закончится уран?

Следующая проблема, которую необходимо решать российским атомщикам – топливо. Ежегодная потребность современной атомной энергетики России в природном уране превышает 3 тыс.т., с учётом экспортных поставок топлива достигает 10 тыс.т. Около половины используемого урана пока идёт из оставшихся со времён СССР запасов. К 2010 г. эта потребность может возрасти до 13 тыс., к 2020 г. – до 16-17 тыс.т.

После распада СССР основные урановые месторождения оказались за пределами России – в Казахстане, Украине и в Киргизии. По данным МАГАТЭ, сегодняшние месторождения урана в России со стоимостью добычи по спотовым ценам до 80 долл. за 1 кг имеют потенциал на уровне 240 тыс.т.

Разведанных месторождений урана вместе со складскими запасами может хватить на 80-90 лет работы АЭС России при сегодняшней общей мощности 20 ГВт. По мнению академика Румянцева, данные МАГАТЭ нельзя считать окончательными, поскольку значительные участки на месте возможных залежей урана до сих пор попросту не разведаны. И инвестирование в разведку может дать прирост запасов урана. Однако, вряд ли этот разведанный прирост сможет радикально решить проблему нехватки урана российского происхождения даже для собственного развития атомного комплекса страны.

Корпорация «ТВЭЛ» активно занимается решением данной проблемы. Сейчас в стадии опытно-промышленной эксплуатации находятся два новых уранодобывающих предприятия – ЗАО «Далур» в Курганской области и ОАО «Хиагда» в Буантовском районе Бурятии. Они должны в скором времени присоединиться к «Приаргунскому производственному горно-химическому объединению», добывающему сейчас львиную долю российского урана.

Кроме того, Россия заинтересована в разработке месторождений урана на территории соседних государств-членов СНГ. По данным МАГАТЭ в Казахстане находится порядка миллиона тонн урана – 20% мировых запасов. По инициативе президентов Владимира Путина и Нурсултана Назарбаева было создано совместное казахско-российско-киргизское предприятие "Заречное", в котором российский «Техснабэкспорт" и казахский «Казатомпром» владеют по 49% акций. Предполагается, что ежегодная добыча урана составит 500 т, в 2010 г., после выхода предприятия на проектную мощность - 1 тыс.т. На внеочередном саммите ЕврАзЭС, прошедшем в Санкт-Петербурге, после переговоров Владимира Путина с президентом Узбекистана Исламом Каримовым был составлен протокол между Техснабэкспортом и Навоийским горно-металлургическим комбинатом о совместной разработке и добыче урана.

Особый интерес для Росатома представляет Украина, где кроме месторождений урана есть ещё и цирконий – основной конструкционный материал для производства тепловыделяющих элементов АЭС.

Гарантия бесперебойных поставок урана важна для российских атомщиков не только с точки зрения обеспечения внутреннего потребления топлива, но и с точки зрения расширения участия в мировом рынке ядерного топлива. На сегодняшний день ТВЭЛ контролирует порядка 17% этого рынка и поставляет топливо на реакторы 13 стран мира. До недавнего времени основными потребителями этого топлива были страны, в которых работают АЭС, построенные ещё Советским Союзом. Однако, ТВЭЛ стремится расширить своё присутствие на других рынках и уже предлагает новое топливо, специально разработанное для реакторов «западного» типа (в российских реакторах используют шестигранные кассеты для топлива, в западных – четырёхгранные). Один из заводов ТВЭЛа в кооперации с французско-немецким концерном Framatome ANP (а до этого – с Siemens ) уже с середины 90-х производит кассеты западного дизайна, которые работают на реакторах в Германии, Нидерландах, Швеции и Швейцарии. Поэтому бесперебойные поставки урана – это гарантия энергетической безопасности не только для России, но и для других стран.

Кстати, новые технологии изготовления топлива позволяют снизить нынешнюю напряжённость с потенциальной нехваткой урана на рынке. Дело в том, что новые виды топлива рассчитаны на более длительный срок службы (пять-шесть лет вместо прежних трёх-четырёх), соответственно, требуют меньшее количество урана.

Такое удлинение срока службы топлива, безусловно, снижает общую потребность в твэлах, поскольку позволяет производить замены топлива в реакторах в полтора раза реже. «Вызванное этим возможное снижение объёма поставок топлива на одну АЭС будет с лихвой компенсировано ростом числа заказов на усовершенствованное топливо», - убеждён вице-президент ТВЭЛа Антон Баденков.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Flame
сообщение 1.10.2007, 8:10
Сообщение #9


Активный участник
***

Группа: Модераторы
Сообщений: 1504
Регистрация: 17.9.2007
Из: Нововоронеж
Пользователь №: 102



Ускорение быстрых нейтронов

Один из стратегических путей решения проблемы обеспечения атомной энергетики топливом на более длительное время – переход к реакторам на быстрых нейтронах, в которых можно использовать достаточно широко распространённый в природе изотоп уран-238. Сегодняшние тепловые реакторы могут использовать только изотоп уран-235, которого в природном уране содержится 0,712%. Переход на реакторы на быстрых нейтронах (типа БН) позволит продлить использование урана в энергетике не менее, чем в 100 раз. К тому же, в реакторах на быстрых нейтронах можно утилизовывать оружейный плутоний, решая, таким образом, проблему его складирования.

В мире на разработку реактора такого типа было израсходовано более 10 млрд.долл., но ни один «быстрый реактор» не стал действующим промышленным объектом. В Японии реактор на быстых нейтронах проработал один год, французский «Феникс», а затем и «Суперфеникс» пришлось остановить.

Россия на сегодняшний день единственная в мире имеет действующий промышленный реактор на быстрых нейтронах – БН-600 (Белоярская АЭС на Урале), который был введен в строй в 1980 г. К тому же, у российских атомщиков есть ещё один, оставшийся от Советского Союза, удачный пример работы «быстрого» реактора - в 1972 г. в казахском городе Шевченко (сегодня Актау) была введена в строй установка БН-350, которая проработала около 30 лет.

Именно реакторам на быстрых нейтронах сейчас будет уделяться самое большое внимание. В 2010 г. срок службы БН-600 заканчивается. Следующий шаг в развитии этого направления – реактор БН-800. Его строительство началось опять же на Белоярской АЭС в 1984 г., но в 90-х годах стройку из-за нехватки средств заморозили. Работы на этом реакторе проведены на уровне 10-12%.

Сегодня для реализации этого проекта необходимо 46 млрд.руб. в сегодняшних ценах (порядка 1,6 млрд.долл.). В 2006 г. из федерального бюджета предполагается выделить на достройку реактора только 1 млрд.руб. При таких темпах БН-800 будет введён в строй не раньше 2040 г., в то время, как российские атомщики уже планируют перспективный масштабный промышленный реактор БН-1800.

Новый глава Росатома Сергей Кириенко, посещая Белоярскую АЭС, заявил, что темпы ввода в строй БН-800 должны быть ускорены: «Мы должны выходить не позже 2025 г. на завершение строительства и пуск большого коммерческого реактора на быстрых нейтронах (БН-1800 – прим. «РГП»), чтобы затем отрабатывать на нём задачи, связанные в первую очередь с элементами замкнутого топливного цикла».
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Flame
сообщение 1.10.2007, 8:11
Сообщение #10


Активный участник
***

Группа: Модераторы
Сообщений: 1504
Регистрация: 17.9.2007
Из: Нововоронеж
Пользователь №: 102



«Газпром»: на пути к мультиэнергетической корпорации

Самой острой проблемой российских атомщиков на данном этапе остаётся источник финансирования программы ускоренного развития. В бюджете дополнительные ресурсы на это не предусмотрены. Вопрос о том, способен ли Росатом развиваться за счёт внутренних резервов, остается предметом ожесточенного спора российских атомщиков с депутатами федерального собрания.

Сегодня тарифы на электроэнергию, которую поставляют российские атомные электростанции, почти на 25% ниже, чем тарифы на электричество, производимое на гидро- либо тепловых электростанциях. Для внутреннего развития этих средств недостаточно. По словам руководителя департамента атомной энергетики Ростатома Валерия Рачкова « дефицит инвестиций в отрасль в 2004 году составил 5 миллиардов рублей, а в 2005 году он достигает 15 миллиардов рублей». Сегодня российская атомная энергетика имеет четыре недостроенных законсервированных ядерных блока, в строительство которых уже вложено 2 млрд.долл. Для их достройки требуются 1,3 млрд.долл.

Однако, на атомном рынке уже появился новый мощный игрок – "Газпром", который буквально на глазах совершает переход от чисто газовой компании к мультиэнергетической, в сферу интересов которой входит кроме газа и нефть, и атомная энергетика. При этом политика "Газпрома" состоит в увязывании интересов группы из различных отраслей энергетики и создании кумулятивного эффекта.

В октябре 2004 г. "Газпромбанк" приобрёл 54% акций генерального подрядчика по строительству атомных объектов за рубежом – компании "Атомстройэкспорт", которая за полтора года до этого была приватизирована холдингом ОМЗ. Мажоритарным владельцем холдинга до недавнего времени являлся нынешний министр экономики Грузии Каха Бендукидзе.

В течение буквально полутора лет (с весны 2003 по осень 2004 г.г.), пока «Атомстройэкспорт» находился в руках Кахи Бендукидзе, произошёл ряд неприятных для российских атомщиков событий. Начались задержки со строительством АЭС в Бушере, к тому же, «Атомстройэкспорт» проиграл тендер на строительство АЭС в Финляндии (контракт достался консорциуму компаний Framatome (Франция) и Siemens (Германия). Проигрыш в Финляндии был для российских атомщиков тем более обидным, что одна из двух действующих в стране АЭС была построена ещё Советским Союзом, и к её работе у финов никаких претензий не было. Причин проигрыша в тендере (если не брать во внимание яростное лоббирование проекта французами и немцами) было несколько, но основными эксперты называют, во-первых, смены в руководстве «Атомстройэкспорта» после покупки компании Кахой Бендукидзе и отсутствие необходимых государственных гарантий, во-вторых, отсутствием у России блока, который мог бы конкурировать с французским. Консорциум Framatome ANP и Siemens вышел на тендер с блоком мощностью 1,6 тыс. МВт, в то время, как российские атомщики предложили блок с мощностью 1 тыс. МВт.

Проигрыш в Финляндии привлёк внимание к необходимости ускоренными темпами создавать более мощные российские АЭС. Все пять блоков, которые сейчас Россия строит зарубежом (в Китае, Индии и Иране) – это блоки мощностью 1000 МВт. Предполагается, что «российский ответ французам» - блок мощностью 1500 МВт будет готов в 2007 г.

Причём строить эти блоки будет уже государство.

В 2005 г. "Газпромбанк" также выкупил у Кахи Бендукидзе и холдинг ОМЗ, в собственности которого находится предприятие "Ижорские заводы" – единственный в России производитель полного цикла оборудования для ядерных реакторов. Холдингу ОМЗ принадлежат и три завода в Чехии, среди которых "Шкода-Ядерное машиностроение".

Одной из самых обсуждаемых является идея «газозамещения»: если удасться удовлетворить внутрироссийский спрос на энергию генерирующими мощностями новых ГЭС и АЭС, ты высвободившиеся объемы газа с гораздо большей финансовой отдачей можно будет реализовать на внешнем рынке. Одна АЭС высвобождает из тепловой энергетики 2,5 млрд.куб.м. газа в год. Если учесть, что срок действия станции порядка 40 лет, то одна АЭС позволяет высвободить около 100 млрд.куб.м газа, который на внешнем рынке сейчас продаётся в 3-7 раз дороже, чем на внутреннем.

К тому же, цена ядерного топлива на внутрироссийском рынке ниже мировой в 3 раза. При поэтапном повышении внутренних цен на топливо цена получаемой с ТЭС электроэнергии возрастёт в 4 раза, а с АЭС – в 1,5 раза.

Важно отметить также, что если для тепловых станций затраты на капитальное строительство, топливо и эксплуатационные расходы соотносятся, как 20:70:10%, то для атомных станций эта пропорция составляет 70:20:10%.

Поэтому для "Газпрома" вложенные в атомную энергетику ресурсы – не только диверсификация инвестиций, но и перспектива обеспечить более стабильное развитие своего основного бизнеса – добычи и торговли газом.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Flame
сообщение 1.10.2007, 8:11
Сообщение #11


Активный участник
***

Группа: Модераторы
Сообщений: 1504
Регистрация: 17.9.2007
Из: Нововоронеж
Пользователь №: 102



Плавучие АЭС – надежды атомщиков и опасения «зелёных»

Использование атомной энергетики позволит решить и ещё одну серьёзную проблему – развитие северных регионов страны. При этом у российских атомщиков есть свой уникальный опыт эксплуатации станции в сложных климатических условиях. Самая северная российская АЭС расположена на Чукотке, она уже около 30 лет снабжает электроэнергией г. Билибино с населением около 10 тыс. чел.

Для обеспечения северных и дальневосточных регионов электроэнергией российские атомщики предложили проект "плавучей АЭС", которая будет построена на основе реакторного блока, используемого в атомных подводных лодках и на атомных ледоколах. Такая АЭС не может самостоятельно перемещаться, её буксируют к какому-то порту, и там она работает в течение проектного срока. При этом перезагрузки реактора топливом не требуется на протяжении нескольких лет. Такого рода топливо сейчас изготавливается ТВЭЛом для атомных ледоколов, аналогов которым в мире нет.

В России уже разработан проект "плавучей АЭС" мощностью 77 МВт. "Плавучая АЭС" – это баржа длиной более 130 м и водоизмещением 21 тыс. т, высотой с десятиэтажный дом. Строительство станции будет осуществляться в г.Северодвинск Архангельской области. Из-за нехватки финансовых ресурсов (такая АЭС стоит более 200 млн.долл.) российские атомщики принципиально согласились с участием в проекте Китая, который предложил связанный кредит в размере до 85 млн.долл. на весьма выгодных условиях. Предполагается, что сам корпус корабля будет построен в Китае, а непосредственно реактор и вся "начинка" станции будут российскими. Интерес к «плавучей АЭС» уже проявила Южная Корея.

Российские атомщики убеждены, что этот проект имеет и хорошие перспективы экспорта, как опреснительной установки в регионы Юго-Восточной Азии, Африки и т.д. По оценкам МАГАТЭ, объём рынка опреснительных услуг к 2015 г. составит порядка 12 млрд.долл. Мощность опреснительной установки российской "плавучей АЭС" составляет 240 тыс.куб.м морской воды в сутки.

Кроме финансовых затруднений, при реализации проекта "плавучей АЭС" российским атомщикам приходится преодолевать и сопротивление экологов, которые больше всего обеспокоены возможным размещением таких станций в цунамиопасных регионах – на Камчатке, Дальнем Востоке, Юго-Восточной Азии. К тому же плавучие АЭС" могут стать объектом повышенного внимания террористов, которых привлечёт возможность совершения ядерного теракта либо хищения топлива.

В Росатоме эти заявления экологов называют "ложью и обманом" и заверяют, что окончательно решение о размещении "плавучей АЭС" будет приниматься только после тщательного анализа предполагаемого места расположение АЭС с учётом природных факторов, действующих в регионе. Опасения по поводу террористической атаки "плавучей АЭС", по мнению начальника управления ядерной и радиационной безопасности "Ростатома" А.Агапова попросту нелепы: " Даже если допустить, что какие-то террористические организации захотят прорваться на подобную атомную станцию, то максимум, что они смогут сделать – это нанести ущерб физическому барьеру защиты. До самой плавучей АЭС они никогда не дотянутся".

Характерно, что в список озвученных претензий экологов к «плавучей АЭС» не входит опасность радиоактивного заражения либо аварии самого реактора. Дело в том, что после катастрофы в Чернобыле в обеспечение безопасности российских реакторов были вложены огромные средства, технологическую и финансовую помощь оказывали и другие государства. На сегодняшний день Россия, вместе с Германией и Японией, входит в тройку государств, обладающих самым высоким в мире уровнем безопасности АЭС.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Flame
сообщение 1.10.2007, 8:11
Сообщение #12


Активный участник
***

Группа: Модераторы
Сообщений: 1504
Регистрация: 17.9.2007
Из: Нововоронеж
Пользователь №: 102



Минсредмаш: ренессанс мирного атома?

Кроме усилий, направленных на собственное развитие атомной промышленности, Россия также заинтересована и участвует в реализации международных проектов. Их спектр достаточно широк – от уже упоминавшихся совместных программ изготовления ТВЭЛом топлива для «западных» АЭС до разработки и создания термоядерного реактора ИТЭР, который будет построен во Франции. Центр обработки исследовательских данных ИТЭР расположится в Японии. Участников проекта соединит между собой уникальный высокоскоростной сегмент интернета, ширина которого к 2013 г. возрастёт до 1 терабайта в секунду.

Ещё один международный проект, инициатором которого выступила Россия, был озвучен во время инаугурации президента Казахстана Нурсултана Назарбаева в начале января 2006 г. Этот путь – восстановление кооперационных связей предприятий бывшего Минсредмаша - Министерства среднего машиностроения СССР. Основные производственные и научные мощности Минсредмаша были сосредоточены в России, но месторождения урана - в Казахстане, в то время, как на Украине, в её восточной части расположились традиционно мощные металлургические и машиностроительные заводы, например, харьковский завод «Турбоатом» - производитель турбин для атомных реакторов.

Разбросанные после распада Советского Союза по разным странам предприятия, которые ещё недавно были частями единого производственного цикла, теоретически можно объединить вновь на новых условиях, поскольку сейчас речь может идти только о межгосударственных программах.

Россия, в принципе, может самостоятельно освоить производство уникальных турбин, закупать уран в других государствах и т.д. Но с точки зрения эффективности России, Украине и Казахстану выгоднее найти общий язык и понимание для того, чтобы совместно развивать свои проекты в атомной энергетике и работать на рынках третьих стран. Такое сотрудничество тем более актуально, что «атомный век» в энергетике наверняка продлится дольше, чем газовый.

ИСТОЧНИК: «Rusko v globalni politice», Наталья Судленкова
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Flame
сообщение 3.10.2007, 8:25
Сообщение #13


Активный участник
***

Группа: Модераторы
Сообщений: 1504
Регистрация: 17.9.2007
Из: Нововоронеж
Пользователь №: 102



До 2020 года в энергетику РФ будет инвестировано до 16 трлн рублей

Для осуществления Генеральной схемы размещения объектов электроэнергетики до 2020 года потребуется разработка соответствующих ей инвестиционных программ энергокомпаний, на реализацию которых потребуется в базовом варианте 12 трлн рублей, в максимальном варианте – 16 трлн рублей.

Как передает корреспондент «Росбалт-Бизнеса», об этом сегодня на заседании правления Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) сообщил заместитель главы Минпромэнерго РФ Андрей Дементьев.

По его словам, для базового варианта общий объем инвестиционных ресурсов за период 2006-2010 годы составит 3 трлн рублей, в 2011-2015 годы — 4,3 трлн рублей, в 2016-2020 годы — 4,5 трлн рублей.

Дементьев пояснил, что 1,1 трлн рублей получат ГЭС, 1,7 трлн — ГАЭС, 3,9 трлн рублей — ТЭС, а 5 трлн рублей пойдут на развитие распределительных сетей.

Предполагается, что 71% средств будет привлечен за счет внешних ресурсов (бюджет, допэмиссии, кредиты), а 29% — собственные средства компаний.

Замглавы Минпромэнерго также сообщил журналистам, что Генсхема размещения объектов энергетики в России до 2020 года в окончательном варианте будет сформирована, предположительно, в течение 2-3 недель. Затем уточненный документ будет внесен на рассмотрение правительства РФ.

Добавим, что сегодня проект генсхемы был представлен на заседании правления РСПП. Для ее разработки документа в качестве базы был принят прогноз, предусматривающий рост энергопотребления к 2020 году до уровня 1710 млрд кВтч, с увеличением электропотребления в указанный период для максимального варианта до 2000 млрд кВтч.

«Генеральная схема является логичным продолжением аналитической стратегии развития, принятой в 2002 году», — заявил на заседании РСПП глава Минпромэнерго Виктор Христенко. Он пояснил, что заложенные в генсхеме параметры темпов роста ВВП, курса доллара, стоимости барреля нефти, со временем корректируются, а «все цели, принципы и механизмы сектора остались неизменными».

В генеральную схему были включены объекты федерального уровня, к которым относятся конденсационные электростанции мощностью свыше 500 МВТ, атомные и гидроэлектростанции мощностью более 300 МВт, сетевые объекты, обеспечивающие выдачу мощности указанных электростанций и формирующие межсистемные связи в ЕЭС России напряжением 300 кВт и выше.

По словам Дементьева, «в результате проделанной работы был сформирован перечень площадок для размещения объектов». Он также отметил, что «для актуализации полученных результатов будет проводиться мониторинг и контроль реализации генеральной схемы. Раз в три года будет проводиться корректировка».

Схема предусматривает для базового варианта потребность в установленной мощности электростанций России 264 ГВт на уровне 2010 года, 298 ГВт в 2015 году и 347 ГВт в 2020 году. В максимальном варианте уровень потребности в установленной мощности оценивается в 256, 326 и 397 ГВТ в 2010, 2015 и 2020 годах соответственно. В период до 2020 года предусматривается снижение на 51,8 ГВТ действующих генерирующих мощностей, отработавших свой ресурс, в том числе 47,8 ГВт на ТЭС и 4 ГВТ на АЭС.

Ввод генерирующей мощности будет формироваться на принципах максимального развития доли атомной и гидрогенерации, роста доли выработки электроэнергии на угольных станциях по отношению к газовым, строительства новой газовой генерации комбинированной выработки для производства тепловой и электрической энергии в городах.

В базовом варианте электропотребления планируется ввести в эксплуатацию 25,9 ГВт генерирующей мощности ГЭС-ГАЭС, 53,9 ГВт – ТЭС на угле, 74 ГВТ газовой генерации32,3 ГВт –АЭС, в максимальном варианте – 30,7 ГВт, 92ГВт, 75,6 ГВт и 38,1 ГВт соответственно. Дементьев подчеркнул, что схема предусматривает снижение на 40,6 ГВт неэффективного газового оборудования.

В Минпромэнерго полагают, что реализация генеральной схемы «позволит надежно и эффективно обеспечить потребителей и экономику страны электроэнергией на заданных правительством РФ уровнях энергопотребления, а российская энергетика выйдет на качественно новый технологический уровень – за счет внедрения передовых технологий в области угольной и газовой генерации».

ИСТОЧНИК: Росбалт
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Flame
сообщение 4.10.2007, 7:25
Сообщение #14


Активный участник
***

Группа: Модераторы
Сообщений: 1504
Регистрация: 17.9.2007
Из: Нововоронеж
Пользователь №: 102



Ядерный ренессанс - взгляд американского энергетика

Мы публикуем сокращённый вариант выступления Энтони Ф. Ирли-младшего (Anthony F. Earley Jr.), председателя и исполнительного директора американской энергокомпании "DTE Energy" в экономическом клубе Детройта.

Пять лет тому назад я говорил в экономическом клубе Детройта о фундаментальных изменениях, происходящих в энергетической отрасли… Но мои тогдашние комментарии по поводу атомной энергетики были краткими и разочаровывающими. Я предсказывал, что, хотя большинство из действующих в США атомных станций смогут получить лицензию на продление их эксплуатации, новых реакторов в Соединённых Штатах строиться не будет.

Сегодня я хочу признать, что глубоко ошибался. Несмотря на все негативные явления в нашей экономике, штат Мичиган и остальные регионы Соединённых Штатов будут нуждаться в дополнительных источниках энергии… в очень большом количестве дополнительной энергии. Конечно же, экологически чистая атомная энергетика должна стать важной частью общего энергобаланса.

Я рад сообщить, что компания "DTE Energy" приступила к работе по подготовке заявки на лицензию для строительства нового энергоблока на нашей действующей АЭС "Enrico Fermi". Это первый шаг к расширению использования чистого, надёжного и реалистичного источника энергии XXI века. Мы создадим тысячи хорошо оплачиваемых рабочих мест для жителей штата Мичиган. Но, несмотря на весь энтузиазм, позвольте мне быть до конца честным - мы пока ещё не приняли окончательного решения о том, что новый энергоблок должен быть построен. Начиная долгий и сложный процесс лицензирования, мы всего лишь сохраняем для себя потенциальную возможность строить новые реакторы в будущем.

Для выдачи лицензии потребуется 4-5 лет, а на строительство блока уйдёт ещё 5-6 лет. Понимая это, мы должны стартовать весь процесс немедленно, если мы хотим говорить о возможном пуске нового реактора в следующем десятилетии. Нам следует также поторопиться, если мы намерены воспользоваться привлекательными, но ограниченными по срокам действия предложениями, включёнными в закон об энергетической политике от 2005 года.

Североамериканский совет по энергонадёжности предупреждает, что потребности США в электричестве растут в три раза быстрее, чем вводятся новые генерирующие мощности. По некоторым прогнозам, к 2030 году продажи электроэнергии в стране увеличатся на 45%. Даже если мы говорим о сохранении нынешних пропорций в энергобалансе Соединённых Штатов, нам потребуется ввести в строй 50 реакторов, 93 ветряных ферм с тысячами ветряных установок на каждой, 279 газовых станций и 261 угольную станцию. Это очень большая программа действий.

В штате Мичиган к 2015 году появится необходимость в новой станции, работающей в базовом режиме, а вскоре после этого штату придётся задуматься и о других новых станциях.

Каким образом мы сможем удовлетворить наши растущие потребности? В ближайшие месяцы вы услышите немало разговоров об энергоэффективности, возобновляемых источниках энергии и новых технологиях. Да, мы нуждаемся во всём этом. Но если мы будем честны перед собой, то мы обязаны сказать - это лишь некая часть общего решения проблемы, по крайней мере, в обозримом будущем. Нам никогда не удастся обеспечить работу авто- или сталелитейных заводов при помощи ветряков или солнечных батарей. Нет, для этого мы нуждаемся в больших атомных или угольных станциях.

Именно об этом я хотел бы поговорить сегодня - о возрождении атомной энергетики и о той жизненно важной роли, которую она могла бы сыграть в обеспечении будущего как штата Мичиган, так и всей страны.

Для меня не составляет труда признаваться в ошибочности моих прогнозов пятилетней давности, потому что я очень рад за атомную энергетику. Моя карьера атомщика началась 36 лет назад в качестве офицера подводного флота. После демобилизации я работал в крупной юридической фирме, где занимался вопросами лицензирования АЭС. В 1994 году я был связан с компанией "Detroit Edison". Те времена были для атомщиков очень непростыми из-за огромных финансовых рисков, связанных с лицензированием, строительством и эксплуатацией АЭС. Я был готов биться об заклад, что в стране не появятся новые реакторы. Я ошибался. Сегодня анонсированы планы по сооружению 32 новых атомных энергоблоков, и только на этапе планирования генерирующие компании потратили уже более 1,5 миллиардов долларов.

Так что же изменилось?

Прежде всего, Соединённым Штатам срочно требуются новые мощности, работающие в базовом режиме. Если мы не начнём строить их сейчас, то энергетический кризис наподобие калифорнийского покажется нам детской шалостью.

Свою роль сыграла и нестабильность цен на газ, а также ограниченные возможности его поставок. В начале 90-ых годов газ был дёшев, и газовые станции относились к сектору инвестиций с малыми рисками. Федеральная политика поощряла активное строительство газовых станций, но в то же время сдерживала поиск и разработку газовых месторождений в регионах из-за "экологической чувствительности" этого предмета. Так как никто не отменял закон о соответствии спроса и предложения, то цены на газ в конечном итоге устремились ввысь. По состоянию на сегодня, газовая энергетика становится неэффективной.

Ещё одним важным аргументом в пользу атома стала растущая обеспокоенность в связи с изменением климата. С новыми свидетельствами, говорящими о негативном влиянии выбросов парниковых газов, атомная энергетика становится привлекательной альтернативой, так как АЭС не способствуют усугублению парникового эффекта.

Отличные показатели, продемонстрированные на действующих 103 американских энергетических реакторах, стали ещё одним поводом для возвращения к мирному атому. Наши станции работают на рекордных или близких к рекордным уровнях безопасности за последние шесть лет, и мы можем испытывать уверенность в атомной энергетике. Она доказала, что является чистой, безопасной и реальной - и всё это нам удалось сделать на парке реакторов, построенных в 60-70-ые годы.

Регулирующий орган (NRC) сертифицировал новые стандартизованные проекты атомных блоков для сооружения на территории США. Блоки нового поколения будут проще, безопаснее и экономичнее своих предшественников, а некоторые из них получат референцию за рубежом.

Таким образом, атомная энергетика получает всё большую и большую поддержку как у общества, так и у отдельных организаций. Кто бы мог подумать, что сооснователь "Гринпис" превратится в адвоката мирного атома?! Патрик Мур сегодня согласен с тем, что АЭС должны стать частью будущего американского энергетического ландшафта.

Результаты опросов общественного мнения показывают, что 7 из 10 американцев поддерживают сейчас использование атомной энергии для генерации электричества. Атомные станции ассоциируются у людей с чистым воздухом, надёжностью, эффективностью и энергонезависимостью.

Что даёт нам атомная энергетика? Во-первых, дешёвую электроэнергию безопасным и надёжным путём. Во-вторых, стабильную энергетику, не зависящую от колебаний цен на газ. В-третьих, минимальное негативное влияние на экосферу.

Надёжность, чистота, реалистичность - три кита мирного атома. Другие отрасли энергетики обладают одним или двумя пунктами из этого списка, но только атомные станции могут похвастаться полным набором!

Перед США более не стоит вопрос, надо ли строить АЭС. Ответ на него есть, и этот ответ положительный. Так что же сдерживает развитие атомной энергетики в наши дни?

Я уже упоминал о моём персональном опыте - выбор площадок, получение разрешений и лицензий всегда были длительным и дорогостоящим процессом. От начала до конца - от подачи заявки до ввода в эксплуатацию - пройдёт не менее десятилетия, а совокупный размер затрат составит порядка 3 миллиардов долларов на каждый блок.

К счастью, федеральный закон от 2005 года установил ряд интересных условий, которые позволят упростить лицензирование и снизить финансовые риски. Однако на уровне отдельных штатов, атомщики по-прежнему сталкиваются с препятствиями. Какая компания согласится вложить 3 миллиарда долларов без каких-либо гарантий на то, что ей удастся возместить свои потери?

Ещё один предмет для размышлений - стратегия обращения с ОЯТ. Конгресс США назвал гору Юкка местом для создания долгосрочного хранилища отработавшего топлива после десятилетий научных исследований и анализов. Потребители атомной энергии в США выплатили в общей сложности 28 миллиардов долларов на цели финансирования данного проекта. Однако штат Невада находится в постоянной оппозиции проекту, и конгресс истратил большую часть собранных средств на нужды балансировки федерального бюджета. Дебаты о судьбе ОЯТ продолжаются, а между тем, ежегодно в Соединённых Штатах производится 2000 тонн отработавшего топлива в дополнение к уже размещённым во временных хранилищах 50000 тоннам. Временное хранение экономически неэффективно, но оно хотя бы полностью безопасно.

На нашем блоке "Enrico Fermi-2", отработавшее топливо собирается в бассейне выдержки, чья проектная вместимость будет исчерпана к 2010 году. Мы построим сухое хранилище, подобное двум хранилищам, уже действующим на других АЭС в штате Мичиган. ОЯТ в них может безопасно содержаться в течение десятилетий.

Но нам нужно задуматься о решении на перспективу. Планы министерства энергетики по открытию долгосрочного хранилища в горе Юкка к 2020 году оказались под вопросом после того, как сенатор Гарри Рейд от штата Невада - давний и непримиримый оппонент этого проекта - был избран на пост лидера сенатского большинства. Нам нужно искать другие варианты. На самом деле, ядерное топливо, содержащееся в ОЯТ, имеет большую практическую ценность, и было бы неразумно просто захоранивать его. Политические проблемы вокруг горы Юкка могут дать нам возможность для пересмотра всей политики США в области ядерного топлива.

Не следует забывать, что споры вокруг отработавшего топлива носят, прежде всего, политический характер и не связаны с безопасностью. Использованное топливо может на протяжении десятилетий безопасно выдерживаться в бассейнах, а затем переводиться в сухие хранилища. Но мы не можем стартовать программу по строительству нового поколения АЭС, не дождавшись завершения этих бесконечных политических дебатов.

Тема моего выступления сегодня - возрождение атомной энергетики. Но я должен напомнить, что АЭС - не панацея. Нет такого единственного источника энергии, который мог бы и должен бы удовлетворять все наши нужды. Правильный подход - это формирование и поддержание баланса различных видов энергоисточников.

В штате Мичиган 27% электричества генерируется на четырёх реакторах. Вклад угля составляет 58%, а природный газ обеспечивает 11% генерации. Легко убедиться, что, несмотря на все разговоры о глобальном потеплении, угольные ТЭЦ останутся рабочей лошадкой американской экономики, по крайней мере, в этом веке. Следовательно, от нас требуется работать над созданием новых технологий, которые позволят сделать угольные станции экологически чище. Нам нельзя забывать и о развитии альтернативных источников электроэнергии. Наконец, мы должны помогать потребителям эффективнее расходовать электричество…

Ядерный ренессанс начинается сегодня в самых разных уголках нашего мира. Сейчас на нашей планете эксплуатируется 442 ядерных реактора (по последним данным - 435) и ведётся сооружение 29 новых блоков (по последним данным - 30) в 12 странах - но ни один из них не строится на территории США.

Во Франции большая часть электроэнергии производится на АЭС. Китай и Индия говорят об амбициозных планах по увеличению в разы своих атомных парков. Россия намеревается построить 40 новых блоков к 2030 году… Здесь, в Мичигане, мы имеем возможность принять участие в первых шагах по атомному возрождению Америки, которое позволит нам получать экологически чистую электроэнергию и создавать тысячи хорошо оплачиваемых рабочих мест.

Но для этого, власти штата Мичиган должны устранить барьеры в системе регулирующих органов. Если это произойдёт, то компания "DTE Energy" даёт слово - мы будем готовы развивать атомную энергетику как часть нашего энергетического портфолио XXI века.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Flame
сообщение 1.11.2007, 10:29
Сообщение #15


Активный участник
***

Группа: Модераторы
Сообщений: 1504
Регистрация: 17.9.2007
Из: Нововоронеж
Пользователь №: 102



Арматура 1968 года розлива

Российская компания "Атомэнергомаш" приобрела на днях чешского производителя арматуры компанию "Арако". Дочерняя фирма россиян ("Интелэнергомаш") будет отныне контролировать 51% акций "Арако". Сделка обошлась казне российских атомщиков в 7,5 миллионов евро.

Об интересе "Атомэнергомаша" к чешскому машиностроительному рынку говорится давно. Помимо "Арако", в прессе назывались и две другие компании из Чехии, выпускающие клапана и готовые стать под знамёна россиян. На самом деле, очередь на покупку была ещё длиннее - достоверно известно, что некоторые чешские фирмы вели неафишируемые переговоры с российскими атомщиками.

Логика чешского машиностроения понятна, и квинтэссенция её высказана в еженедельнике "Technicky tydennik". Амбициозные атомные планы России на фоне нехватки собственных мощностей, организационной неразберихи и кадрового голода дают шанс чешской промышленности на получение выгодных российских заказов. Для чехов суперприз - российские контракты - стоит потери контрольного пакета, тем более, что русские владельцы, не в пример своим американским и западноевропейским коллегам, ведут себя чрезвычайно лояльно по отношению к чешскому менеджменту.

Но продвижение госкорпорации "Росатом" в Чехии грозит натолкнуться на старые страхи из пыльного чулана. Чешский премьер-министр Мирек Тополанек не скрывает, что на его становление как личности и политика сказался августовский день 1968 года, когда, вернувшись из похода безусым юнцом, он увидел на улицах родного города танки Варшавского Договора. Борьба страхов поколения отцов (перед Россией) и дедов (перед Германией) во многом определяет в Чехии её сегодняшний политический ландшафт и делает все приобретения чешских заводов рискованным мероприятием.

Победу в схватке за умы и сердца чешского общества - а следовательно, и за долгосрочное присутствие на чешском машиностроительном рынке - одержит тот, кто сумеет подняться над борьбой страхов и склонит в свою пользу первое непуганое поколение, чешскую молодёжь. Пока что, эту истину осознали только европейские атомщики, чьи заказы, собственно, и обслуживают сегодня чешские заводы.

ИСТОЧНИК: Владимир Рычин, AtomInfo.Ru
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Flame
сообщение 2.11.2007, 8:03
Сообщение #16


Активный участник
***

Группа: Модераторы
Сообщений: 1504
Регистрация: 17.9.2007
Из: Нововоронеж
Пользователь №: 102



Журнал Forbes о ядерном ренессансе в России

Россия, являющаяся второй в мире ядерной державой, уже давно и активно действует в сфере атомной энергетики, в том числе, экспортируя реакторы в такие страны, как Индия и Иран. Однако до недавнего времени Кремль уделял ядерной энергетике гораздо меньше внимания, чем масштабным и дающим большую прибыль нефте- и газодобывающим отраслям. В 2005 году президент Владимир Путин обозначил свой интерес к данной области, назначив бывшего премьер-министра Сергея Кириенко на должность главы российского Федерального агентства по атомной энергии ('Росатом').

Кириенко призывает к увеличению доли ядерной энергетики в производстве электроэнергии в России - отчасти с тем, чтобы высвободить газ для доходной экспортной торговли. Он предложил к 2030 году в дополнение к 31 действующей в России атомной электростанции построить еще 40 реакторов, а также увеличить долю ядерной энергии в электроэнергетическом балансе с 17 до 25 процентов.

Россия в настоящее время разрабатывает новый опытный образец плавучей атомной электростанции.

Москва уже давно предоставляет полный набор услуг по производству ядерного топлива. Ее компании специализируются на переработке обычного урана в шестифтористый уран, являющийся исходным материалом для обогащения (этим занимается 'Росатом'), собственно обогащением ('Техснабэкспорт') и производством топлива (компания 'ТВЭЛ').

Проводимая с 1992 года американским правительством и компанией USEC (U.S. Enrichment Corp.) программа под названием 'Мегатонны в мегаватты' позволила осуществлять разбавление российского высокообогащенного оружейного урана природным ураном до состояния низкообогащенного, благодаря поставкам которого ядерным топливом была обеспечена половина ядерных реакторов в США. Однако после того как американское министерство торговли обнаружило, что бывший Советский Союз продает низкообогащенный уран на рынке США по демпинговым ценам, было принято 'соглашение о приостановке'. Остальные товары ядерного импорта из России облагаются непомерно высокой пошлиной в 112 процентов.

Кириенко говорит о том, что российские компании, оказывающие услуги по производству топлива, значительно выиграют в случае существенного увеличения доли ядерной энергии в мире. Поставленная цель заключается в том, чтобы захватить 20 процентов общемирового рынка. Особое внимание уделяется наращиванию мощностей по оказанию топливных услуг.

Обогащение. В России находится почти половина общемировых мощностей по обогащению урана. В результате обогащения концентрация редкого изотопа уран-235 увеличивается с 0,7 до 4-5 процентов, и в результате получается низкообогащенный уран, являющийся основным топливом на современных АЭС.

Контроль ядерного топливного цикла. Россия и Соединенные Штаты Америки стали инициаторами усилий, направленных на то, чтобы увеличение производства ядерной энергии в мирных целях не привело к росту количества объектов, на которых осуществляется обогащение урана и переработка отработанного топлива. Такие предприятия могут поставлять как ядерное топливо для военных целей, так и расщепляющееся вещество для ядерного оружия. Вклад Москвы заключается в том, что она осуществила конверсию простаивавшего завода по обогащению в сибирском городе Ангарске, превратив его в международное обогатительное предприятие. Согласно существующей схеме, другие страны будут получать свою долю доходов от предприятия, не имея при этом возможности для оперативного управления им. Казахстан, являющийся одним из крупнейших в мире поставщиков урана, уже согласился участвовать в этом проекте. Теперь Россия пытается привлечь к участию в нем Украину, Белоруссию и Южную Африку. Иран от российского приглашения отказался.

Россия также предложила создать в Ангарске в первой половине 2008 года всемирный банк ядерного топлива под управлением Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) и предоставить в его распоряжение две реакторные загрузки низкообогащенного урана (стоимостью около 300 миллионов долларов). Генеральный директор МАГАТЭ Мохаммед аль-Барадеи (Mohammed El Baradei) поддержал идею создания такого резерва в виде международного органа, куда смогут обращаться государства в тех случаях, когда они не имеют возможности получить ядерное топливо. Исключение составляют случаи, когда такая нехватка возникает в результате коммерческих споров или нарушения положений о нераспространении.

Общепризнанная репутация России как поставщика ядерного топлива теперь будет зависеть от того, каким образом разрешится кризис, связанный с иранской ядерной программой. В целом, Москва стремится выиграть время и не желает настраивать против себя ни Запад, ни Иран. Чтобы поддержать позицию Запада, Москва всячески затягивает завершение строительства ядерного реактора в Бушере. Она также выступила в поддержку двух пакетов санкций, резолюции по которым были приняты Советом Безопасности ООН. Вместе с тем, Россия блокирует более жесткие меры, а недавно начала ставить палки в колеса принятию третьего пакета санкций СБ ООН, решение о которых зависит от ноябрьского доклада Барадеи МАГАТЭ.

Во время визита в Тегеран в октябре Путин заявил об отсутствии доказательств создания Ираном ядерной бомбы.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Flame
сообщение 6.11.2007, 9:34
Сообщение #17


Активный участник
***

Группа: Модераторы
Сообщений: 1504
Регистрация: 17.9.2007
Из: Нововоронеж
Пользователь №: 102



Долю атомной генерации в РФ хотят довести до 30%

Россия должна к 2015 году довести долю атомной генерации до 18%, а к 2030 году выйти на 30%-ный рубеж. Об этом сегодня заявил первый вице-премьер РФ Сергей Иванов на заседании комиссии по промышленности, транспорту и высоким технологиям.

По его словам, «в условиях неуклонного сокращения запасов углеводородного сырья альтернативы развитию атомной энергетики в обозримом будущем не существует. Конечно, существуют планы развития гидроэнергетики и нетрадиционных источников энергии. Но давайте будем реалистами. У нас нет другого выхода. Либо мы уже в среднесрочной перспективе сможем существенно увеличить долю этого вида электрогенерации, либо в ближайшем будущем столкнемся с «энергетическим дефицитом». А это, в свою очередь, самым негативным образом скажется на всей нашей экономике, на уровне благосостояния россиян», — предупредил Иванов, текст выступления которого размещен на сайте правительства РФ.

Первый вице-премьер напомнил, что кабинетом министром «был предпринят ряд мер по дальнейшему развитию атомной энергетики. Так, в 2007 году мы приступили к реализации Федеральной целевой программы «Развитие атомного энергопромышленного комплекса России на 2007-2010 годы и на перспективу до 2015 года».

Как заявил Иванов, выполнение мероприятий этой программы «позволит нам уже к 2015 году довести долю атомной генерации до 18 процентов, а к 2030 году выйти на 30-процентный рубеж. То есть выйти на уровень ведущих экономик мира. Например, во Франции доля атомной энергии составляет 80% от всей вырабатываемой энергии», — подчеркнул он.

По словам Иванова, «для успешного выполнения этой глобальной задачи нам «как воздух» необходим современный, конкурентоспособный производственный комплекс атомного машиностроения. Вчера на заседании правительства Виктор Борисович (Христенко, глава Минпромэнерго РФ – ред.) докладывал о реформе электроэнергетики в целом, долю атомной генерации я уже называл. Для обеспечения ввода того объема мощностей в атомной энергетике, которое мы запланировали, только в машиностроение планируется выделение 1,5 трлн.рублей. Возникает закономерный вопрос, способна ли наша промышленность на сегодняшний день двукратно увеличить объем выпускаемой для атомной энергетики продукции. На сегодняшний день очевидно, не может, просто потому что мы в течение 20 последних лет такой объем не производили. При этом основной упор мы ставим на современном качестве продукции. Как альтернатива нашей промышленности, и мы об этом честно говорим, часть оборудования мы будем закупать за границей», — заявил первый вице-премьер.

«Ведь с 2012 года мы должны ежегодно сдавать в эксплуатацию по два новых энергоблока. А если говорить об общем заказе на производство основного оборудования для блоков АЭС, то с 2013 года нам необходимо будет производить уже по четыре комплекта в год — против сегодняшних двух. Поэтому уже в ближайшее время необходимо кардинально реструктурировать производственный комплекс атомного машиностроения», — подытожил Иванов.

Добавим, что объем заказа в отрасли атомного машиностроения до 2020 года составит 1 трлн 300 млрд рублей. Как передает «Интерфакс», об этом сегодня заявил глава Росатома Сергей Кириенко.

«Мы сейчас подсчитали — объем заказа атомной отрасли для машиностроения до 2020 года будет составлять порядка 1 трлн 300 млрд рублей», — сказал он журналистам на брифинге по итогам рассмотрения правительственной комиссией по промышленности, технологиям и транспорту вопроса развития отечественного атомного машиностроения.

Кириенко отметил, что «это огромные деньги, но с очень жесткими требованиями к качеству и срокам».

Глава Росатома также подчеркнул, что государство не должно финансировать атомное машиностроение дважды — путем непосредственной его поддержки и с одновременным госзаказом. По его мнению, поддержка атомного машиностроения должна осуществляться именно через госзаказ, отмечает «Интерфакс».

ИСТОЧНИК: Росбалт
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Flame
сообщение 8.11.2007, 10:16
Сообщение #18


Активный участник
***

Группа: Модераторы
Сообщений: 1504
Регистрация: 17.9.2007
Из: Нововоронеж
Пользователь №: 102



«Не догоним, так погреемся»

Прошло около года со времени появления на сайте proatom статьи под названием «Стратегия выживания». Не я дал ей название, но текст ее родился в моей голове и моем компьютере. Я не собирался скрывать авторство.

Так получилось. К глубокому сожалению, время не только подтвердило мои предположения о состоянии дел в атомной отрасли, но и усилило ощущения, которые я испытывал при написании той статьи. Лопнул мыльный пузырь проекта ВВЭР-1500 и стал раздуваться очередной, - «АЭС-2006». В общем, не догоним, так погреемся. Следует ли играть в догонялки, - это отдельный вопрос. Вот, Боинг, к примеру, не стал гоняться за Эйрбасом и получил значительно больше перспектив со своим дримлайнером.

Когда читаешь публикации о состоянии дел в атомной отрасли, то трудно отделаться от ощущения, что все это что-то напоминает. Лично мне они напоминают дискуссии на политические темы. Большая часть участников трубит о росте производства, ВВП, единственно правильном пути, поддержке президента и т.п., а со стороны немногочисленных так называемых оппозиционеров один жалкий скулеж типа, - «нас предали» или «шеф, все пропало!». В нашем варианте, - «атомный ренессанс» или «атомный тупик». Хотя я не отношу себя к оптимистам, что, в некотором смысле, и подвигает к участию в публичном обсуждении проблем отрасли, тем не менее, не очень хочется быть причисленным к какой-либо из упомянутых партий.

По моему убеждению, основные проблемы отрасли напрямую связаны с историей ее развития. Можно сколько угодно упрекать руководство отрасли в некомпетентности. А с чего это вдруг ему быть компетентным? Какие такие условия для этого есть в государстве Российском? Тем не менее, часть своих функций, по крайней мере, в виде обещаний оно выполнило, - государство взяло на себя обязательство участвовать в инвестиционной программе отрасли. Казалось бы, - это лучше, чем самостоятельно бороться за выживание. Но, в условиях отсутствия плодотворной дебютной идеи в верхах, содержание инвестиционной программы по большому счету слабо зависит от этих верхов. По-видимому, содержание этой программы в основном на совести руководителей проектно-изыскательских и конструкторских организаций отрасли. А кто может всерьез упрекнуть их в некомпетентности? Уж, эти-то люди знают, «как выглядит железо». Знакомы не понаслышке со сложным путем превращения в железо бесплотных идей. Они жизнь положили на это дело. Участвовали, и не просто участвовали, а руководили решением сложных технических и организационных проблем. В трудное время не расфукали и не присвоили, как новоявленные хозяева промышленности, типа толстого Кахи, средства, полученные от экспортных контрактов. Это, как правило, серьезные ответственные люди. За плечами их коллективы из сотен и тысяч людей.

Непросто стать Фордом, организующим массовое производство Т-шки, но не менее сложно управлять сложившимся производством. Однако, структура предприятий, которыми они руководят, их основных фондов и товара, который они производят, сложилась в условиях советской экономики. Некоторые изменения ее не могли не произойти в наше непростое время. К примеру, в силу определенных причин руководителю конструкторского бюро «Гидропресс» пришлось организовать у себя производство приводов СУЗ. Заметим, между прочим, не ставя в вину это уважаемому Ю.Г.Драгунову, что в результате на Ижорском заводе погиб целый цех, который производил не только привода СУЗ, а много другого оборудования для АЭС и не только. Тем не менее, основной товар ОКБ «Гидропресс» относится к реакторными установками с ВВЭР. Понятно, что ничего другого не могло быть предложено со стороны проектно-конструкторских предприятий, кроме достаточно хорошо зарекомендовавших себя установок с ВВЭР.

Но, если они так хороши, то зачем их еще улучшать? Лучшее, как известно, - враг хорошего. Этому тоже есть свои причины. Во-первых, еще с советских времен у нас финансирование проектирования связывалось с новыми разработками. Правда, следует признать, что в то, плановое, время было куда проще найти нецентрализованное финансирование работ, чем в нынешнее якобы рыночное. Тем, кто непосредственно с этим связан, давно известно, что расчеты, положенные в проекты установок с ВВЭР, давно требуют обновления. Это естественный процесс. Но, кто за это заплатит? Не будем углубляться в этот вопрос. Как известно, «ходить бывает склизко по камешкам иным». А, во-вторых, многие давно уже поняли, что у нас в стране произошел переход к квазирыночной экономике. Так называемому предпринимателю, чтобы выжить в условиях этой экономики, не требуется производить больше товара, пользующегося спросом у конечного потребителя. Поэтому к товару зачастую предъявляется квазирыночный набор требований, который якобы определяет его конкурентоспособность. Эти квазирыночные требования в свою очередь определяют появление совершенно конкретных технических требований в заданиях на разработку проектов атомных станций и их оборудования. Так появляются проекты ВВЭР-1500, ВБЭР-300, плавучая АЭС на базе КЛТ-40, АЭС-2006 … Повышаем единичную мощность блока, механически переносим судовые конструкции в стационарную энергетику, повышаем КПД. В общем, вам нужен КИУМ, - будет вам КИУМов. А там, как говорящая лошадь из анекдота, - «ну, извини мужик, не смогла».

Когда под термином «экономика» имеется в виду некая наука, то я смею утверждать, что в действительности, - это лженаука. Ни один серьезный проект не допускается к реализации без ТЭО. Но, надо ли долго искать примеры опровержения экономических расчетов реальной жизнью? Чернобыль, по-моему, дал ясный ответ, - результаты экономических оценок определяются рамками этих оценок. Мне известно, например, что для ряда лиц очень выгодной оказалась распродажа на металлолом оборудования энергоблока Крымской АЭС, находившегося в очень высокой степени готовности. Персонал TMI-2, наверняка, предпочел бы работать с советским якобы неэкономичным и небезопасным блоком В-270. В аварийной ситуации он ни на минуту не оставил свой энергоблок, мало того, воспользовался помощью экспертов, а результат оказался плачевным. Энергоблок В-270 в Мецаморе около полусуток оставался вообще без персонала, и все обошлось превосходно. Следует отметить, что проект В-270 ничего подобного не предусматривал.

Я не призываю отказаться от экономических оценок. Просто надо прекратить пудрить мозги высокому начальству и общественности результатами этих оценок, как и, например, результатами вероятностных оценок безопасности. Безответственно делать заявления, что Чернобыль не повторится, на основании того, что в проекте вероятностная оценка аварии с плавлением активной зоны снижена на несколько порядков. Эти цифры должны быть оставлены для осмысления проектировщикам, как и множество других, не предъявляемых общественности.

Чтобы получить представление о сложности выбора проектных решений в ядерной энергетике достаточно по диагонали просмотреть главы 21 и 22 известной монографии А.Я.Крамерова и Я.В.Шевелева. К счастью или сожалению, не знаю, реальная жизнь сильно ограничивает свободу выбора. К примеру, атомщики ЮАР с учетом реалий своей экономики выбрали очень специфический тип реактора – PBMR. Следует заметить, что одной из причин такого выбора названа неразвитость сетевой инфраструктуры ЮАР. С целью снижения затрат источники энергии предлагается приближать к потребителям. Интересно, что стоимость предполагаемых к строительству 25 ГВт специалисты ЮАР оценили в $13,5 млрд., т.е. $540 за установленный кВт. Сравните с $2000 нашей ФЦП. Было бы смешно, когда бы не было так грустно, но незаменимый «топ менеджер» РАО ЕЭС блокирует достройку 5-го блока Курской АЭС и насущно необходимого 5-го блока Балаковской АЭС, мотивируя это отсутствием ЛЭП. По поводу 5-го блока Курской АЭС было прямо заявлено, что в затратах на достройку не учтены $600 млн. стоимости ЛЭП от Курчатова до Москвы. Наверное, предполагается тянуть ЛЭП в Кремль или до офиса Чубайса.

Необходимость достройки 5-го блока Балаковской АЭС в отличие от, например, 2-го блока Ростовской определяется помимо прочего тем, что там предполагается реализовать проект В-392Б, позволяющий не только устранить некоторые дефициты референтности серийного миллионника относительно экспортных, но и успешнее справляться с будущими проблемами эксплуатации зарубежных блоков.

«Ученые экономисты» за два десятка лет так перепахали ландшафт хозяйства, что не учитывать это обстоятельство при разработке целевой программы развития атомного энергопромышленного комплекса было невозможно. Цели не могли не поменяться. Появление ФЦП, судя по публикациям, было в целом воспринято положительно. Однако осадок остался. Приход нового руководства ФААЭ сопровождался барабанным боем. Создадим «Атомпром». Построим 40 блоков у себя в стране и 60 за рубежом. Затем пошли робкие выступления, - энергомашиностроение не готово обеспечить такую программу оборудованием, строительный комплекс и называть-то комплексом грешно, кадров нет, а система их подготовки развалена. Потом состоялся, так сказать, «мозговой штурм» в Колонтаево. Основные направления работы определены, специалисты озадачены. Появляется концепция, а затем и упомянутая ФЦП с казалось бы реалистичными проектами, цифрами и сроками. Финансирование паритетное с государством. В основе эволюционный проект АЭС-2006. Программа предусматривает достройку двух блоков ВВЭР-1000 высокой степени готовности и последующий переход к запуску двух блоков в год нового проекта АЭС-2006.

Но не успели просохнуть чернила премьерской подписи, как пошли разговоры о необходимости срочной корректировки программы. Взроптали обладатели забытого программой долгостроя. Его содержание тоже стоит средств и немалых. Куряне добились даже слушаний в Госдуме. Можно было бы отмахнуться от всех критиков, если бы не наезд руководства РАО ЕЭС. Срочно стали разрабатывать комплексную программу размещения генерирующих мощностей. Браво, господа либералы. Так, мы в рыночной экономике или где? По-моему, Чубайс на манер Людовика уже может заявить, - «рынок, - это я». Можно припомнить, что незабываемый для кое-кого советский Госплан тоже справлялся с задачами планирования подобным образом. Довели мощности Ижорского завода до 4 – 5 комплектов оборудования ВВЭР-1000 в год, построили Атоммаш способный и на большее, а строительный тогда еще действительно комплекс, опустошив все близлежащие деревни и поселки, единственный раз осилил ввод 4 ГВт в год. Парогенераторы на Атоммаше лежали, как огурцы в теплице. И не было бы счастья, да несчастье помогло от них избавиться.

Одна странность почему-то не привлекла внимание критиков ФЦП. Базовый вариант концепции, взятый за основу для разработки ФЦП, предусматривает, что «после 2015 года темпы ввода энергоблоков атомных электростанций установленной электрической мощностью не менее 2 ГВт в год обеспечиваются за счет собственных средств организаций атомного энергопромышленного комплекса». А в первом разделе концепции сказано, что «масштаб производства электроэнергии на атомных электростанциях сегодня не в состоянии обеспечить достаточную базу ни для своего воспроизводства (простое замещение мощностей), ни для экономической рентабельности смежных отраслей».

В соответствии с программой продленный срок эксплуатации третьего блока НВАЭС закончится в 2016 году. Значит, проект снятия с эксплуатации должен быть представлен в 2011 году. Возможно, в соответствии с этим проектом к концу 2016 года необходимо будет иметь в наличии некие материальные ресурсы для его реализации. О соответствующих затратах в программе ни слова. Вновь введенные мощности практически не увеличат выхода годного относительно затрат. Они только потребуют отчислений на амортизацию, в отличие от блоков, эксплуатировавшихся длительное время. Откуда же упомянутые организации возьмут помянутые же средства? Неожиданно для себя я получил ответ непосредственно от руководителя ФААЭ. А у нас просто вырастет внутренняя цена газа до наружной и все будет тип-топ. Ну, это уже даже не планирование, а прорицание. Конечно, можно беззаботно возвращать плохие дни судьбе, но как-то уж очень недавно цена бочки нефти падала (или ее опускали?) до десяти и ниже зеленых.

Авторы программы наверняка знакомы с упомянутой выше монографией, но так же очевидно то, что они не перечитывали ее перед составлением программы. Наверное, отталкивает то, что написано все это было в то еще время, а Ясен Владимирович даже Энгельса цитирует. Правда, в его тексте встречаются и излюбленные нынешними реформаторами слова «конъюнктура», «конкуренция» и т.п. Мало того, даже крамольные для того времени утверждения, что ценностный (банковский – именно так!) механизм контроля будет необходим и при коммунизме. А перечитать было бы не вредно, чтобы проникнуться комплексностью проблемы и поставить цели адекватные сложившейся ситуации.

Отрадно узнавать, что бездушный рынок не смог рационально разместить генерирующие мощности и этим вынуждены заниматься живые человеки. Интересно, успеют ли эти человеки вовремя осознать свою ответственность за восстановление того, что уже порушено или вынуждены будут развести руками, - «умерла, так умерла»?

Если зайти на maps.google.com и набрать Kolpino, то можно увидеть этот населенный пункт и некогда знаменитый Ижорский завод из космоса с отличным разрешением. Наверное, не случайно щурились камеры супостата над этим предприятием. Даже другие районы Питера представлены там же со значительно худшим качеством. На сайте proatom появилось интервью с нынешним генеральным директором ОАО «Ижорские заводы» Е.М.Пакермановым. Именно так, во множественном числе, - заводы. Судя по вопросам, корреспонденты «Атомной стратегии» полагали, что задают их руководителю именно этого предприятия.

На самом деле огромная треугольная территория с хорошо различимыми из космоса цехами, связанными недобрым словом гендиректора помянутыми железнодорожными путями, дорогами, трубами, кабелями, - это нынче ижорская производственная или иначе промплощадка. А гендиректор по существу и не директор, а начальник двух цехов бывшего Ижорского завода и некоторого хозяйства, брошенного другими гендиректорами квазипредприятий промплощадки, что он и подтвердил ответом на первый же вопрос. По слухам он уже готовится к переезду из исторического здания заводоуправления Ижорского завода в АБК одного из этих цехов. Эта промплощадка одно из немногих мест на планете Земля и единственное у нас в стране, где пока еще способны изготовить атомный реактор с водой под давлением для энергоблока мощностью миллион киловатт.

Способностью производства оборудования для АЭС обладает не ОАО «Ижорские заводы», а именно промплощадка. Но велика ли беда, если эта промплощадка утратит таковую способность? Мы же на пути в ВТО. Американцы тоже собрались было строить новые АЭС, оглянулись, а соответствующая промышленность порушена. Не беда, говорят, закажем корпуса реакторов японцам. Почему бы и нам не заказать оборудование французам, японцам, южным корейцам, наконец? Кто верит в это, тому можно посоветовать проверить результаты заказа Фраматому деталей из нашей стали. Наше оборудование не будет делать никто в мире. Россия, как известно, все делала сама. Подворовывала немного знаний. Да, кто их в мире не ворует друг у друга? Но, в целом, материалы, конструкции, технологии, нормативная база были и есть отечественные.

Следует признать, что в мире существуют две основные технологии производства оборудования для реакторных установок с водой под давлением, - американская и советская. Советская воспроизводилась в стране происхождения и Чехословакии, а американская во всем остальном мире. Поэтому-то советская технология и оказалась завязана на единственное предприятие, а американская не зависит от ее утраты даже в стране происхождения. Крах советской технологии означает не только крах отдельного предприятия, но и других предприятий, связанных с ее разработкой. А это проектно-изыскательские, опытно-конструкторские и другие предприятия ФААЭ. Но есть ли основания говорить о возможности столь неприятного события? К сожалению, есть. Припомним историю с подклинивавшими тормозами президентского самолета. По заявлению управделами президентской администрации расследование показало, что на Балашихинском заводе, производившем эти самые тормоза, разрушены технологические связи, а конструкторское бюро и вовсе оказалось за воротами предприятия.

Мало кому, наверное, известно, что автором технического проекта корпуса отечественного реактора миллионника является вовсе не прославленное орденоносное ОКБ «Гидропресс», а заводское СКБ-2 Ижорского завода. В этом году исполнится ровно пятьдесят лет со дня образования этого конструкторского бюро, но отмечать юбилей будет другое подразделение. Называется оно ОКБ и формально является наследником не только СКБ-2, но и других заводских КБ. Суммарная штатная численность этих подразделений Ижорского завода составляла около полутора тысяч человек. Штатная численность ОКБ около одной десятой от этого числа. Но для двух цехов и этого, по-видимому, много. В планах администрации дальнейшие сокращения. Может это связано с внедрением новой техники и повышением производительности труда конструкторов? Это отдельный длинный и сложный разговор. В этой статье можно привести только очень краткое резюме, - «увы». В общем, чувствуется, что уже как бы попахивает балашихинскими тормозами, которые вполне возможно и не заводское КБ проектировало.

Мне кажется, что роль заводских КБ в процессе создания новой продукции мало кто толком понимает. Зачастую даже руководство предприятий, которым принадлежат эти КБ. Недавно заглянул на сайт завода им. Хруничева и из альбомов об истории предприятия узнал, что еще в начале тридцатых годов прошлого века, когда завод был одним из первых авиастроительных предприятий страны, мудрый А.Н.Туполев создал при заводе конструкторскую группу с правом принятия самостоятельных решений при освоении выпуска новой машины. Тогда же был создан на заводе собственный конструкторский отдел, действовавший в тесном контакте с разработчиками. И это притом, что само КБ Туполева находилось не бог весть где, а в той же Москве.

Вообще-то, даже начало авиа-космической истории завода Хруничева весьма примечательно. Завод был создан на базе промплощадки в Филях, где раньше собирали лицензионные «Юнкерсы». В нынешнее же время, напротив, мощнейшее предприятие, основанное еще Петром I в 1722 году, превращено в промплощадку. Но беда ОКБ, - это даже не полбеды, а так, - мелочи, хотя следует отметить, что конструктор, - ключевое звено подготовки и сопровождения производства. Хуже то, что основной деятельностью так называемых «топ менеджеров» предприятий стало слияние-разлияние бизнесов, реорганизация-реструктуризация, выделение профильных-непрофильных активов их покупка-продажа и тому подобная деятельность, скрывающая их истинные мотивы. Каков главный результат деятельности «эффективного собственника», создавшего абсолютно бессмысленное с точки зрения производства объединение машиностроительных заводов? Я думаю, никому не надо объяснять, - это появление в нищей Грузии еще одного долларового миллиардера.

Еще в советское время продукция энергомашиностроения составляла, наверное, не более трети товара, производимого Ижорским заводом, но толку от выделения этого бизнеса было бы не больше, чем от объединения девяти женщин для производства ребенка в течение одного месяца. Не собираюсь полемизировать с гендиректором Ижорских заводов, тем более что он и сам сказал, - к реформам, проведенным на заводе, можно относиться по-разному. Судьба таких предприятий, как Ижорский завод, не должна решаться их менеджерами. Китай, Индия или Иран с удовольствием пожертвовали бы куда большей частью своей территории, чтобы иметь в фундаменте своих экономик такие камни. Вопрос не в форме собственности, а в способности государства управлять своим хозяйством.

Восстановление единого мощного предприятия на ижорской промплощадке, - это вопрос не менее важный для экономики России, чем рациональное размещение генерирующих мощностей. Весь затянувшийся период реформ у нас в стране проходит под лозунгом поиска «эффективного собственника». При этом постоянно утверждается, что бизнес есть бизнес. Якобы один и тот же человек с равным успехом может управлять торговым центром, конфетной фабрикой или машиностроительным предприятием. В ответ хотелось бы задать вопрос, - может кто-либо представить Коко Шанель во главе успешного автозавода, а Генри Форда специалистом по женским трусам? Не знаю, какое образование было у того же Г.Форда.

Просто у двух разных людей могут быть совершенно разные представления о профильности активов. Тому, для кого главной является любовь к «презренному металлу» не то, что уникальный прокатный стан, рельсы, связывающие отдельные цеха в единое предприятие, могут показаться непрофильными. А для того, кому интересно, как черный металл в цехах подвластного ему предприятия превращается в нужную людям машину, и заводская санчасть может оказаться очень даже профильной, не говоря уже о ПТУ. Но в определенных ситуациях реальный интерес к делу оказывается условием необходимым, но не достаточным для его успеха. Необходима еще и, так сказать, плодотворная дебютная идея и достаточная воля для ее реализации. Вряд ли кто-то будет возражать против того, что ситуация в атомной отрасли исключительная. Но содержит ли ФЦП соответствующую моменту плодотворную дебютную идею? По моему мнению, именно этого ей и недостает, несмотря на то, что разрабатывали ее профессионалы.

В общем, как у того дедки с кроватной фабрики в войну, - что ни соберет, то пулемет, так и у разработчиков ФЦП получилась половина максимально достигнутого по факту в Союзе. Но ничего другого при таких исходных условиях невозможно было и ожидать. Проект должен быть с одной стороны достаточно новым, иначе не дадут достаточно денег, а с другой, - эволюционным, - в этом заинтересованы сами разработчики. В результате программа начала трещать еще в самом начале ее реализации. Для того, кто хоть косвенно знаком с состоянием дел по Ростовскому блоку №2, уже ясно, что в 2009 году его пуска не будет. Спасатели сроков пуска Калинина №4 предлагают использовать оборудование Белене. Болгарам же пообещали реализовать проект АЭС-2006. В результате запуск в производство оборудования для всех новых блоков связали с наличием проекта, а проектирование, - это процесс, в котором желаемые сроки далеко не всегда совпадают с действительными. Тем самым лишили машиностроение заказов. Будем надеяться, что на время.

Но всякая такая пауза неизбежно отольется еще большей сдвижкой сроков ввода энергоблоков. Уже прозвучали заявления, что увеличения доли атомной генерации в результате реализации программы не будет. Не лучше ли было у себя и за рубежом строить АЭС-92, а деньгам, отпущенным на проектирование АЭС-2006, можно было найти применение и получше, чем получение на выходе очередного недоделанного миллионника. По моему глубокому убеждению, для улучшения конкурентоспособности наших проектов вовсе не требуется повышать единичную мощность блоков или КПД. Гораздо эффективнее потратить средства на то, чтобы разобраться с тем, что имеем.

Позволю себе привести цитату из руководящего документа МАГАТЭ Программы управления авариями на атомных электростанциях: «Хотя использование тренажеров при обучении желательно, следует осознавать, что все еще имеется некоторая неопределенность в результатах расчетов, осуществляемых для моделирования тяжелых аварий на тренажерах. Результатом использования тренажера, некорректно моделирующего тяжелые аварии, будет «негативное обучение» (т.е. приносящее больше вреда, чем пользы)». Следует честно признать, что то же самое можно сказать и о проектных авариях. Почитав книгу Н.Б.Трунова и др. Гидродинамические и теплохимические процессы в парогенераторах АЭС с ВВЭР, можно понять, как много еще надо сделать для понимания процессов, происходящих в горизонтальных парогенераторах.

В общем, качественно улучшив понимание работы реакторной установки В-392 в целом и ее оборудования, мы можем существенно повысить уровень ее безопасности, поставив ее вне конкуренции в своем классе, включая всякие EPRы, и сделать задел на будущее. Но это требует огромной работы и средств. Во-первых, следовало бы достроить крупномасштабный стенд в Сосновом Бору и улучшить другое экспериментальное хозяйство, а, во-вторых, сделать все возможное для улучшения численных теплогидравлических, термомеханических, прочностных и других моделей. Лучшее понимание работы установки, возможно, позволит обоснованно поднять ее мощность. Ни для кого ведь не секрет, что действующие миллионники устойчиво работали на мощности и выше 1000 МВт.

И, наконец, о плодотворной дебютной идее. По-моему, основной целью атомной отрасли на данном этапе должно быть не увеличение и даже не сохранение доли атомной генерации, а сохранение советских технологий и создание условий для дальнейшего независимого развития отрасли. Независимого, в том числе, и от экспортных заказов. В нашей стране на хлеб надо зарабатывать на внутреннем рынке. Экспорт, - это масло. Без значительного увеличения производства товара относительно затрат этого не достигнуть. Для того, чтобы убедиться в том, что не я один считаю возможным снизить затраты на установленный кВт без увеличения единичной мощности блока советую сходить по ссылке http://www.hitachi.com/ICSFiles/afieldfile...2004_03_106.pdf .

Но само по себе снижение затрат на установленный кВт не является решением проблемы. То же относится и к повышению КПД на процент. Необходимо увеличивать производство товара. Большая энергетика производит только два массовых продукта, - электричество и тепло. Не претендуя на комплексность подхода, считаю, что атомной отрасли не создать условия для саморазвития, не влезая в теплофикацию. Надо отметить, что ФЦП содержит мероприятие, названное «технико-экономическое исследование и обоснование использования атомных энергоисточников для теплофикации». Средства предусмотрены и сроки определены – 2009 год. Следовательно, до 2010 года даже не планируется разрабатывать соответствующий проект. Интересно, неужели предполагается, что исполнители этой работы, скушав соответствующие суммы, заявят о бесперспективности этого направления?

Или, может, предполагается, что в результате этой работы появится некое экзотическое предложение по атомному теплоснабжению населения? Не лучше ли потратить средства на разработку проекта. В выборе типа установки для этой цели мы ограничены сейчас не меньше, чем в выборе основного типа установки большой мощности. Источник теплоснабжения необходимо максимально приближать к населенному пункту. Поэтому он должен быть очевидно безопасен для населения. Но сколько бы мы не доказывали, например, что вероятность катастрофического события для самолета, летящего на высоте 10000 м ниже вероятности попадания метеорита в стоящий на земле самолет, последний будет восприниматься, как более безопасный. И это не зависит от того, получен ли результат путем манипуляций с цифрами или серьезной работы по повышению надежности конструкции. По-видимому, А.Д.Сахаров был прав, предлагая размещать атомные блоки под землей.

Подземное или полуподземное размещение блоков АТЭЦ, - это, наверное, наиболее разумное решение, хотя оно само по себе не отменяет использования других мер по повышению их безопасности. По моему мнению, лучше других этим требованиям отвечает легководный корпусной кипящий реактор с естественной циркуляцией теплоносителя. Блочно-модульное исполнение позволило бы значительно сократить строительные затраты, сроки строительства и увеличить загрузку машиностроительных предприятий. Не знаю, что имели в виду авторы технического задания АЭС-2006 под использованием модулей. Оборудование такого блока и так на пределе или за пределами транспортабельности.

А использование модулей строительных конструкций мы уже проходили при строительстве Запорожской АЭС. Для того, чтобы получить эффект от этого, на площадке ЗАЭС строилось шесть блоков. Ничего подобного ФЦП не предусматривает. Я же под модулями имею в виду, например, дизельный или газотурбинный источник надежного питания, смонтированный в транспортабельном контейнере, испытанный на предприятии изготовителе и готовый к установке на подготовленный фундамент на площадке АТЭЦ. Кстати, у нас уже есть великолепная площадка для головного блока, - это Железногорск. Правда, когда узнаешь, что в этом городе атомщиков строится угольная ТЭЦ для замещения атомной на базе реактора наработчика оружейного плутония, то трудно отделаться от ощущения, что истинные цели руководства страны и атомной отрасли относительно развития атомной энергетики не соответствуют декларациям.

Никакие статьи, конечно, не в состоянии изменить развитие событий. Просто, наболело...
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Flame
сообщение 8.11.2007, 10:24
Сообщение #19


Активный участник
***

Группа: Модераторы
Сообщений: 1504
Регистрация: 17.9.2007
Из: Нововоронеж
Пользователь №: 102



Этих помыть или новых нарожать?

В.А. Янчук, ведущий инженер ОКБ ОАО «Ижорские заводы»


«Кадры решают все» и «кадровые ошибки обходятся дороже всего» – эти два известных афоризма мне довелось не так давно услышать из уст человека, который, по моему мнению, сам был одной из весьма дорогих кадровых ошибок нашей страны…

При публикации в журнале «Атомная стратегия» моего текста, который был вывешен на сайте proatom под заголовком «Не догоним, так погреемся», а в журнале получил название «Чубайс круче Людовика» редактор по неизвестной мне причине вырезал пару следующих фраз:

Отрадно узнавать, что бездушный рынок не смог рационально разместить генерирующие мощности и этим вынуждены заниматься живые человеки. Интересно, успеют ли эти человеки вовремя осознать свою ответственность за восстановление того, что уже порушено или вынуждены будут развести руками, – «умерла, так умерла»?

Я-то как раз считал, что эти фразы не лишены смысла. И вот почему. По жизни мне не довелось быть сколь-нибудь значимым начальником. Все мои рассуждения связаны с попытками самостоятельно разобраться с перспективами дела, на которое угроблена практически вся жизнь. Перспективы его, к сожалению, не представляются мне радужными.

«Кадры решают все» и «кадровые ошибки обходятся дороже всего» – эти два известных афоризма мне довелось не так давно услышать из уст человека, который, по моему мнению, сам был одной из весьма дорогих кадровых ошибок нашей страны. Кадровая проблема, действительно, является ключевой не только в политике. Как принятием решений, так и их реализацией занимаются живые люди. Весь вопрос в том, откуда берутся люди принимающие решения и почему они выбирают те или иные решения и пути их реализации.

В принципе, принимать решения приходится каждому из нас. Эти решения могут иметь отношение либо исключительно к субъекту, принимающему решение, – например, выпить в жару пива или квасу, либо затрагивать и зачастую весьма существенно других субъектов, – например, предложение руки и сердца понравившейся девушке. Жизнь, вообще, – это последовательность различных решений, принимаемых чаще всего в отсутствие полноты информации необходимой для выбора оптимального решения. В гражданской авиации, насколько мне известно, существует режим работы аэропортов, при котором решение о посадке самолета отдается полностью пилоту, и тогда жизнь сотен человек зависит исключительно от его профессионализма и мастерства.

Сайт proatom проводил опрос: кто должен возглавить «Атомэнергопром»? Большинство принявших участие в опросе, естественно, выбрали ответ – специалист-атомщик, т.е. «профессионал», как бы забыв о том, что до назначения непрофессионала всю атомную отрасль возглавляли длительное время и без особых успехов исключительно профессионалы. Вопрос, конечно, сформулирован некорректно. Правильнее, наверное, было бы спросить: должен ли руководитель иметь профильное образование? Однако и в этом случае ответ не может быть однозначным. В отрасли работают тысячи самых разных специалистов, но ни одного из них не готовили быть министром. Несомненно, не будет отрицательной характеристикой для кандидата на руководящую должность в атомной отрасли то, что он где-то слышал, что слово «доллар» используется не только, как название зеленых бумажек с портретами президентов некоего государства. Не надо быть шибко умным, чтобы понять, что одних профессиональных навыков недостаточно для успешного руководства серьезным проектом. Тогда, наверное, лучше всего возглавить дело профессиональному менеджеру? Спаси Боже от профессиональных менеджеров. Цель профессионального менеджера – успешная карьера. Поэтому он и скачет по карьерной лестнице, как блоха по собаке. На мой взгляд, правильный ответ может кому-то показаться достаточно глупым, – человек должен соответствовать должности.

Один из преподавателей моей alma mater – МВТУ любил приговаривать, что мы, дескать, готовим из вас высококвалифицированных и высокооплачиваемых командиров производства. Ответом на это был наш дружный хохот. Время-то было «застойное» и мы прекрасно понимали, что у нас куда больше шансов стать рядовым низкооплачиваемым инженером, чем высокооплачиваемым командиром производства. Странно, но время, когда в стране вводилось в строй по 10 ГВт генерирующих мощностей в год, строились сотни гражданских самолетов, на реках гудели, как пчелы, корабли на подводных крыльях реально воспринималось миллионами людей, в том числе и мной, как застойное. Неужто только из-за отсутствия достаточного количества колбасы? Просто люди в массе своей перестали ощущать свою причастность к великим делам даже тогда, когда участвовали в них непосредственно. Человек, выполнявший, к примеру, расчеты нестационарных температурных полей узлов ядерного реактора мог не только ни разу не увидеть живьем этого самого реактора, но даже не знать в лицо начальника своего конструкторского бюро. То время было предвестником застоя. Обвал и застой произошли потом.

Было ли время, когда все обстояло по-иному? Я этого не застал, но смею думать, что было. К сожалению, этот исторически очень короткий промежуток времени у нас так капитально заштампован и заклеймен, что никто и не осмеливается искать в нем что-либо полезное. Всем известно про «буржуазную лженауку кибернетику», но многие ли, услышав или произнеся этот набор слов, задумаются, что один из лучших компьютеров своего времени родом оттуда. Едва ли не все известные создатели огромной техносферы нашей страны состоялись как специалисты в это время. Эти люди разные по происхождению, как правило, имеют нечто общее в своих биографиях. Они возглавили важнейшие проекты нашей страны, когда, как правило, были молоды и еще не успели сделать ничего значимого в своей сфере деятельности. Кстати, в то время слово проект еще не приобрело нынешнего пустячного оттенка. А известными некоторые из этих людей становились только тогда, когда справлялись с поставленными задачами или заканчивали свой земной путь. Можно, конечно, сказать, что мы знаем только успешных руководителей, а можно понимать и так, что государство умело успешно решать задачи, которые перед собой ставило. При этом нормальному человеку понятно, что насилие, репрессии и страх не были определяющими механизмами решения этих задач. Со страху, как известно, можно только в штаны наложить. С другой стороны, объяснение, например, появления во главе атомного проекта страны И.В.Курчатова протекцией П.Л.Капицы кажется мне слишком уж примитивным. Так же как и то, что работы по этому проекту были развернуты в результате получения письма Г.Н.Флерова.

Когда решение принято, то оно наверняка совпадает с чьим-то предложением. Создается иллюзия, что оно было принято исключительно на основе этого предложения. Но чаще всего следует сказать, что предложение было учтено при принятии решения. Что же позволяло принимать верные решения на государственном уровне, а кадровой политике государства быть весьма эффективной? Каким образом на руководящих должностях оказывались люди им соответствующие? Об этом можно судить не по пропаганде, а по результатам работы коллективов, которые они возглавляли. Не склонен к идеализации руководителей государства того времени. Определенный стереотип их поведения диктовался, по-моему, внешними по отношению к нашей стране причинами и менялся вместе с ослаблением влияния этих причин.

Рассказывая о Туполевской шарашке, как правило, вспоминают и о пресловутом списке А.Н.Туполева, в который якобы попал и С.П.Королев. Этот список приводится, только как свидетельство дурости и зверства тогдашней власти, поскольку большая часть его фигурантов на момент составления списка находилась за решеткой или колючкой. Но, на мой взгляд, этот список является также одним из свидетельств наличия в стране в то время широчайшего потока информации в вертикальном направлении и непосредственных контактов специалистов самых разных уровней. А.Н.Туполев составил ведь список, так сказать, вниз от себя и согласно легенде по памяти.

По свидетельству космонавта Г.М.Гречко он едва ли не в ранге молодого специалиста участвовал в совещаниях, проводившихся Главным конструктором.

Основатель одной из ведущих материаловедческих организаций страны ЦНИИ КМ «Прометей» А.С.Завьялов был выдернут из аспирантуры и назначен начальником броневой лаборатории Ижорского завода. Постоянно конфликтовал с руководством завода. Был вызван в Кремль(!), – результат известен. Можем ли мы представить, чтобы сегодня кому-то из руководителей страны зачем-то потребовалось побеседовать с руководителем заводской лаборатории? Разве что под софитами и объективами ТВ.

Истории подобные Завьяловской можно приводить до бесконечности. Но лучше всего говорят о себе результаты. Попали мне на глаза два документа. Первый из них – это постановление правительства №1017-419сс (гриф СС снят) от 13 мая 1946 г. «Вопросы реактивного вооружения», подписанное Председателем Совета Министров, а второй, – не могу точно воспроизвести его название, но по содержанию – это программа создания автоматизированного проектирования и производства, утвержденная Президентом Академии Наук в, если не ошибаюсь, 1982 г. Невольно сравнил оба документа с Федеральной целевой программой развития атомного энергопромышленного комплекса России. Чем эти документы отличаются от ФЦП и, что у них общего?

В отличие от ФЦП оба документа максимально конкретны. В первом упомянуто даже количество бесплатных усиленных пайков. Не могу удержаться от воспроизведения пункта 2а, который произвел на меня наибольшее впечатление: «Возложить на Специальный Комитет по Реактивной Технике наблюдение за развитием научно-исследовательских и практических работ по реактивному вооружению, рассмотрение и представление непосредственно на утверждение Председателя Совета Министров СССР планов и программ развития научно-исследовательских и практических работ в указанной области, а также определение и утверждение ежеквартальной (именно так!) потребности в денежных ассигнованиях и материально-технических ресурсах для работ по реактивному вооружению». Во втором документе расписано даже зачем и как пользоваться световым карандашом. Первый документ в отличие от второго и ФЦП представляет сознательное решение руководителя. В нем содержится конкретная задача, определены ресурсы для ее решения, весьма скромные (упоминание о спецпайках – это как раз и есть свидетельство крайней скудости ресурсов), и контроль за исполнением. Задачей было создание в стране ракетной отрасли, а полеты к звездам – потаенной мечтой С.П.Королева и В.П.Глушко. Второй документ, как и ФЦП, несмотря на разницу в конкретике, – это, по сути, программы распила денег. Отличия определяются только тем, что в восьмидесятые годы пилили иначе. Результат реализации первого документа – через десять с небольшим лет наш спутник сообщил всему миру, а о втором вряд ли кто помнит, а я не могу воспроизвести не только его название, но и название системы, которую предполагалось создать, поскольку сие сочинение с грифом ДСП и автографами уважаемых академиков отправилось на помойку. Подобные системы были созданы, но, к сожалению, не у нас.

Что касается ФЦП, то, по-моему, она, вообще, мало похожа на стратегический план, а больше на перечень будущих побед. На совершение к такому-то числу подвига выделить тому и сему столько-то денег. В ней не только отсутствуют затраты на ОК и НИР. В ней отсутствует стратегия, как таковая. Это, как если бы в плане Курской битвы стояли даты освобождения Орла, Белгорода, Киева и взятия Берлина, а не был определен характер стратегической операции, определившей исход войны, и не были определены и распределены ресурсы потребные для успешного выполнения именно этой операции. Конечной целью сражения, естественно, была победа в войне, но вряд ли, кто предполагал, что немцы так быстро драпанут за Днепр. ФЦП не только оставила в недоумении массу работников отрасли и смежников относительно перспектив неупомянутого недостроя, множества неупомянутых проектов, доставшихся в наследство от советского прошлого, отраслевой науки и т.п. В ней, вообще, я не нашел ни слова о каких-либо ресурсах, окромя финансовых. В качестве примера можно привести ресурс, состояние которого не требовалось рассматривать авторам постановления правительства о создании ракетной отрасли. Тогда это было не то, что не актуально, а просто не существовало в природе. Сегодня же, напротив, состояние этого ресурса во многом определяет уровень и качество любого технического проекта. Состоянием именно этого ресурса в первую очередь озаботились американцы, решившие возродить программу быстрых реакторов.

Речь об инженерных кодах. Мы капитально подсели на западное программное обеспечение. Разработка чего-то своего продолжает теплиться в том виде, как она была в 70-х годах. То есть – на коленке. К тому же поддерживается миф о том, что у нас возможно создавать специализированные инженерные коды, как коммерческий программный продукт. Едва ли не все разработчики и пользователи программных продуктов в отрасли знакомы друг с другом. Где рынок для этого продукта? Тем не менее, практически ничего не делается для создания коллективов разработчиков и пользователей софта. И это притом, что сейчас для них не требуется создавать институты и строить многоэтажные здания. Рынок создаст? Рынок уже предложил нам готовые продукты. Но более или менее эффективно они используются, пока этим занимаются, в том числе, и те, кто сам успел покувыркаться на ниве программирования. Вопрос, что со всем этим делать – значительно шире связанных с этим ОК и НИР.

Восстановление и модернизация ресурсов – комплексная задача, о которой сложно говорить, не располагая достаточной информацией. Тем не менее, можно определенно сказать, что ключевой ее частью является состояние кадрового потенциала.

По-видимому, на определенном промежутке времени у нас в стране возобладал принцип «Платон мне друг, но истина дороже», а с некоторого времени «дружба» опять стала дороже истины. Руководители при принятии решений стали полагаться не на собственный анализ информации, а на профессионалов, которые близки им по им же известным причинам. Это произошло, скорее всего, еще при тех руководителях, которые достаточно длительное время в силу определенных причин исповедовали первый принцип. Потому как выражение «не грузи меня проблемами, а предлагай решение» тоже где-то оттуда. Хотя некоторые рудименты прежних отношений сохранялись достаточно долго. Начальник нашего КБ, к примеру, был, так называемой, номенклатурой министерства. Но, в общем, в кадровой политике возобладал принцип «свой-чужой», невзирая на то, что подчиненные не все и не всегда заняты злоумышлениями против начальства. По крайней мере, часть из них искренне радеет о деле. Такая ситуация способствует всплытию всякого рода проходимцев, озабоченных только личной выгодой, и людей заблуждающихся, но достаточно энергичных.

Распространение мифа об административно-командной экономике, тоталитарном режиме, упование на законы, невидимую руку рынка, которая расставит все по местам, настойчивое внедрение, так называемых, тендерных торгов также свидетельствует о попытках руководителей устраниться от принятия решений и связанной с этим личной ответственности. Хотя развитие техносферы естественным образом требует увеличения администрирования в экономике. В реализацию технических проектов вовлекаются огромные человеческие и материальные ресурсы. Чернобыль – яркое свидетельство цены ошибочного решения.

При действующей ныне схеме принятия решений легко представить себе возобновление массового строительства РБМК. Для этого достаточно оказаться наверху человеку или группе людей, отдающих предпочтение специалистам НИКИЭТа и АЭС с РБМК – настоящим, без какой-либо иронии, профессионалам, и не очень опасающимся возражений Запада. Вообще-то, любовь к своему детищу естественна. Но зачастую она мешает видеть его важные недостатки. Уже появилась агитация за возобновление строительства РБМК хотя бы в виде МКЭР. Как, в некотором смысле, сторонний наблюдатель полагаю, что критическим конструктивным просчетом РБМК, приведшим к Чернобыльской катастрофе, был не положительный пустотный эффект реактивности, а то, что считалось едва ли не главным конструктивным достоинством РБМК – вертикальное расположение топливных каналов с их верхним раскреплением и нижняя раздача теплоносителя.

Разве КЛТ-40 проектировали непрофессионалы? Но почему-то отрицательная информация о плавучке стала сгружаться в СМИ. Наверное, не только как результат конкурентной борьбы и попытки очернить победителя, но еще и потому, что она оказалась невостребованной при принятии решения. Однако пока ещё существует относительно свободная для информации сеть, и нашелся человек, вспомнивший про Sturgis.

Государство – это, как известно, чудище зело обло и стозевно, но составляют его те же люди. И когда государственный человек заявляет, что мы создали СП для производства лучшей в мире тихоходной турбины, то хотелось бы услышать не комсомольский лозунг, а хотя бы три-пять конкретных технических характеристик, которые не могут быть воспроизведены в родном отечестве и почему. Следует заметить, что руководимая им отрасль никогда не занималась производством турбин вообще, и не худо было бы до принятия решения попытать с пристрастием тех, кто имел к этому отношение.
Когда в нашем государстве произошел небывалый рывок в развитии техносферы, отвертка интенсивно использовалась не только как инструмент для сборки, но и для разборки. Разбирали американские автомобили, тракторы и самолеты, британскую подлодку, немецкие двигатели, ракеты и т.п. Разбирали, чтобы учиться и делать самим, по крайней мере, не хуже. И ведь получалось. Не буду приводить примеры из других отраслей. Тот, кто понимает, оценит выражение моего коллеги – наш реактор ВВЭР-1000 – это танк Т-34. Уже не мы, а у нас откровенно драли технические решения. Чему нас может научить отверточная сборка? Может быть западному менеджменту? Вряд ли. Принципы рациональной организации производства не являются секретом. Успешные, в смысле реализации технических проектов, руководители или по-нынешнему – менеджеры, успешны только потому, что вникают в техническую суть того, чем руководят, до такой степени, что иногда даже сами генерируют полезные технические идеи.

Кое-кто, глядя на успехи Китая, говорит, что нам необходимо перенять китайскую модель. Мы уже проехали эту модель. Глядя на Китай, мы видим несколько модифицированное с поправкой на конкретные исторические условия, но по большей части свое прошлое. Можно, конечно, извлечь нечто полезное. Например, в контрактных документах на строительство Тяньваньской АЭС я прочел фразу, смысл которой сводился к тому, что китайские специалисты имеют право докапываться до уровня компетентности. Наших же руководителей уровень компетентности интересует крайне редко. Информация, как правило, передается по испорченному телефону иерархической лестницы.

Почему личностный контакт столь важен для руководителя? Информацию можно ведь получать и опосредованно. Однако это единственный путь снижения количества дорогостоящих кадровых ошибок и их своевременного исправления. Речь не идет о хождении начальников в народ. Вот это уж точно пустая трата времени. Читать «буквари», пытать с пристрастием специалистов, задавать глупые вопросы, не опасаясь за свой авторитет, рыть горы информации в поисках крупицы истины – это, конечно, тяжкий труд. Тем более не просто реально и ответственно осознать, что не существует в природе «золотого петушка», принимающего решение за человека.

Кадровая политика государства была эффективной только тогда, когда руководители общались с широким кругом специалистов на одном с ними языке. Не только с руководителями на ступеньку или две ниже себя, а, докапываясь до уровня компетентности. Это было необходимо им для выработки эффективного решения. Но, с другой стороны, давало возможность выдвинуться молодым и перспективным. Можно возразить, что в то время создавались НИИ и КБ на пустом месте, а сейчас, мол, их переизбыток. Кто и на основании чего это определил? Более десяти лет ни Ижорский завод, ни Атоммаш не изготавливали реакторов. На этом основании можно было разогнать не только заводские КБ, но и ОКБ «Гидропресс», ОКБМ и т.п. и больше не вспоминать о возрождении атомной энергетики. Государственные люди, на мой взгляд, должны быть озабочены созиданием, а не разрушением. Сейчас, к примеру, обсуждается предложение неких госдеятелей о сокращении количества академических институтов. Лучше бы занялись созданием более эффективных структур, а неэффективные помрут сами. Сходная ситуация воспроизводится на Ижорском заводе. В течение уже двух десятков лет проводятся объединения, разделения, перемещения и сокращения заводских служб, занятых подготовкой и сопровождением производства, и параллельно создаются структуры, формально отвечающие за качество продукции. Выросло качество? По-моему, так наоборот.

Существует миф о том, что любую проблему можно решить при наличии достаточных ресурсов. Достаточность ресурсов понятие очень неопределенное. Большинству людей вопрос достаточно ли у них денег можно не задавать, ответ известен заранее. Осман-паша создал более чем десятикратное превосходство над противником под румынским городом, который мы вспоминаем только благодаря титулу победителя – князя Рымникского.

Восстановление кадрового потенциала, как и любого другого ресурса, требует затрат. Процесс этот значительно сложнее, чем восстановление матчасти. Просто сохранять кадровый потенциал невозможно. Кадры – не консервы в банке, которые тоже имеют, как правило, ограниченный срок хранения. Коллективы состоят из живых людей и поэтому сами представляют собой подобие живых организмов. Задача сохранения кадров не сводится к тому, чтобы их не увольнять и обеспечивать такой зарплатой, чтобы они не разбежались сами. Чтобы сохранить кадры необходимо обеспечить полноценную жизнь коллектива. К глубокому сожалению, как правило, бессловесная техника предъявляет свои требования более очевидным образом, чем люди. Она просто отказывается работать. Болезни коллективов, особенно занятых интеллектуальным трудом, имеют латентный характер и зачастую проявляются опосредованно в виде проблем при изготовлении и эксплуатации техники. Внешне ситуация в коллективе может казаться неизменной или даже улучшающейся. Но на самом деле коллектив давно уже утратил свои прежние возможности. Естественно, что лучше всего я знаком с ситуацией на Ижорском заводе, где все реструктуризации сопровождаются периодическими процентными сокращениями специалистов. В последнее время, того пуще, руководство озаботилось омоложением персонала. Решения того же свойства, что и в случае с качеством – создать управление, настрочить программ обеспечения качества, сертифицировать систему менеджмента качества по ISO9001 и т.п. Для омоложения персонала – принять на работу некоторое количество молодых специалистов, продолжая общее сокращение численности, засекретить оклады и возродить систему наставничества, толк от которой и в советское время был не очевиден. Результат – сокращение или перевод на договор последних оставшихся специалистов. Дошло уже до тех, кого по уму сейчас надо упрашивать поработать, пока у них есть силы. Реальная жизнь подменяется умозрительной схемой.

Действительная стоимость специалиста была величиной неопределенной даже в плановое время. Потому-то их с легкостью отправляли на совхозные поля или овощебазу. Можно определить более или менее достоверно разве что затраты на обучение студента. Стоимость, как известно, не есть цена, а спрос – это не есть отражение потребности. Иначе не было бы выражения «ажиотажный спрос». Спрос не связан с предложением какой-то очевидной зависимостью, что легко иллюстрируется примером производства вредоносных программ. Специалисты достались нынешним хозяевам, как бесплатное приложение к основным фондам. Поэтому с ними и обходятся не лучше, чем с этими самыми фондами. На машиностроительном предприятии зависимость качества и количества продукции от квалификации конструктора, расчетчика или специалиста по термообработке далеко не так очевидна, как от наличия и квалификации токаря, сварщика или термиста. Недостатки конструкции, ошибки в расчетах могут проявиться уже в процессе эксплуатации изделия, а брак, допущенный при изготовлении, выявляется чаще всего на стадии контроля. Нынче работница бухгалтерии, снабжения или кадровой службы(!) может иметь оклад жалованья, превышающий в несколько раз таковой у квалифицированного конструктора или у сотрудницы КБ, выполняющей сложные расчеты прочности. Хотя очевидно, что последнюю за короткий срок легко можно обучить выполнению обязанностей первой, что не единожды подтверждалось на практике, но обратное абсолютно исключено. Старого медведя, как известно, ходить по проволоке не учат. Ну, вот, опять – двадцать пять. Мало платят. Это, как раз, по-моему, следствие. А причина в неспособности руководителей определить настоящие потребности производства. Поэтому и формируется спрос на специалистов, работающих с R3, Primavera, Oracle, 1C, наконец, и, практически, отсутствует спрос на инженера-прочниста, а достигшего пенсионного возраста спеца спокойно выставляют за ворота предприятия, даже не обеспечив ему полноценную замену.

Недопонимание роли конструктора – это не вина, а беда руководителей производства. Без настоящего конструктора производство чего-либо более или более или менее технически сложного неизбежно деградирует. Повысить или хотя бы сохранить уровень качества продукции не помогут никакие политические заклинания дирекции, сертификации и управления качества. Конструктор, по большому счету, – это не начальник КБ или инженер-конструктор, а многоглавая гидра. Эта гидра должна объединять все так или иначе связанное с технической подготовкой и сопровождением производства. Так сложилось исторически – издержки технического прогресса. Основная пища этой гидры – технический проект. Тем не менее, на Ижорском заводе (промплощадке) эту гидру не только рубят в капусту в соответствии с новомодными тенденциями реструктуризации, но и лишают пищи. Цыган, говорят, тоже пытался вывести породу лошадей, которая не ест. В обозримом будущем головы этой гидры имеют мало шансов срастись в одну. Не может один человек разрабатывать конструктивные решения, сложные расчетные модели, решать технологические, материаловедческие и прочие проблемы. Можно совершенно искренне полагать, что для решения множества этих проблем существуют специализированные организации. Однако, не хочется повторяться, приводя примеры значения заводского Конструктора. Чем более уникальной является продукция предприятия, тем роль его выше. Существует такая организация International Council on Pressure Vessel Technology, членом которой от России является, как ни странно, не Ижорский завод – действительный обладатель такой технологии, а ОКБ «Гидропресс». Так вот, производство корпусов энергетических ядерных реакторов – это высший пилотаж данной технологии. Даже первая супердержава мира умудрилась утратить эту технологию. Мы еще не дошли до той степени позора, который должны были испытать конструкторы, занятые в строительстве, в связи с рухнувшим в Москве аквапарком или мостом через Охтинский разлив на Питерском КАДе, деформировавшемся в процессе испытаний. Однако близкие к этому ощущения не могли не возникать в процессе пусконаладочных работ на АЭС в Китае. Следует отметить, что часть возникших проблем была детально описана ижорским конструктором еще до начала технического проектирования реактора. Понять и предвидеть эти проблемы ему помогло не что иное, как непосредственное участие в создании предшествующей конструкции. А, вот, не прислушались к нему вовремя исключительно потому, что положение заводского Конструктора к тому времени, существенно изменилось, невзирая на продолжавшееся еще участие в техническом проектировании, и, в первую очередь, в связи с изменением отношения к нему руководства самого родного предприятия. Можно сколько угодно «оптимизировать» численность персонала, проводить любые реструктуризации, омоложения, насыщения подразделений железом и софтом и даже радикальные повышения заработной платы, но без живой инженерной работы все это будет регулироваться искусственным спросом, а не реальной потребностью производства. А инженерная работа, как раз и включает в себя то, из чего состоит техническое проектирование. При отсутствии оной на машиностроительном предприятии останется только небольшая группа компьютерных чертежников, а его технический потенциал сведется к простейшей продукции.

Отсутствие признаков оживления потока информации в вертикальном направлении не внушает оптимизма. В общем, – «тебя не спросили». Во-первых, а почему бы и нет? А, во-вторых, осуществление сложных технических проектов занимает, как правило, много времени, а жизнь коротка, и руководителю надо дать возможность не только довести проект до осуществления, но и обобщить и передать свой опыт другим. Но действующая в нашей стране система отбора кадров исключает появление руководителей подобных С.П.Королеву. Поскольку мне уже поздно вспоминать о маршальском жезле в ранце, то это позволяет рассуждать на эти темы без личных амбиций. Вся моя писанина – это довольно наивная и неуклюжая попытка пробить образовавшуюся скорлупу изнутри. Пробить – в смысле восстановить поток информации в вертикальном направлении. А неуклюжей попытка оказалась, поскольку никакого обсуждения вопросов по существу не получилось, несмотря на то, что в предыдущей попытке я попробовал резюмировать свои предложения, учитывая то, что авторы, не относящие себя к категории оптимистов, как правило, грешат отсутствием конструктива.

Поэтому, чтобы не оставлять себя в положении отца Федора, призывающего птиц покаяться в грехах публично, напоследок ещё одно конструктивное, на мой взгляд, предложение, касающееся упомянутого выше отечественного софта.

То, что при сохранении нынешней ситуации в этом деле мы никогда не получим чего-либо путного можно показать на примере теплогидравлических кодов. У нас: КОРСАР, ТРАП, БАГИРА, РАДУГА, РАТЕГ… Кто, кроме самих разработчиков и их непосредственных спонсоров при участии тех же разработчиков, использует эти коды? У них: RELAP, TRAC, ATHLET, CFX, STAR-CD… – этим аппаратом пользуются даже разработчики нашего софта. Бессмысленно ждать, когда набегут покупатели к Ю.А.Мигрову. Он, как разумный человек, в отличие от меня, например, и не ждет этого, а играет по тем правилам, которые устанавливают для него сверху. Но что мешает изменить эти правила так, чтобы привлечь к процессу создания кодов максимально возможное количество участников? Кто, кроме чиновников Росатома, может и должен выбрать ключевых разработчиков и отвязать их финансово от разработчиков конкретных проектов АЭС, а в необходимых случаях скооперировать усилия со специалистами других отраслей? Большая часть зарубежных кодов, используемых в атомной отрасли, давно уже не является специфическим продуктом этой отрасли.

По-моему, единственная возможность создания в этой области чего-то конкурентоспособного – это перевод разработки отечественных инженерных кодов в режим, так сказать, «restricted open source».

И ещё. В коротком разговоре с Ю.Г.Драгуновым во время последней МНТК я посетовал, что ОКБ «Гидропресс» не проявляет должного интереса к корпусным кипящим реакторам, несмотря на то, что в свое время ОКБ выполняло функции главного конструктора ВК-50. На что Юрий Григорьевич резонно заметил, что в Гидропрессе, к сожалению, не осталось энтузиастов этого дела. Приезжайте, поговорим – добавил он. Не срослось.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Flame
сообщение 12.11.2007, 8:16
Сообщение #20


Активный участник
***

Группа: Модераторы
Сообщений: 1504
Регистрация: 17.9.2007
Из: Нововоронеж
Пользователь №: 102



Концепция решает всё

Со дня принятия в России ФЦП "Развитие атомного энергопромышленного комплекса России на 2007-2010 годы и на перспективу до 2015 года" прошло больше года. За этот период в атомной отрасли нашей страны произошли значительные изменения организационного плана. Не стоит забывать и о реальных делах - продолжается строительство блока "Ростов-2" и блока с реактором БН-800 на Белоярской АЭС, идёт подготовка к возведению первых блоков АЭС замещения в Сосновом Бору и Нововоронеже, а также к достройке "Калинина-4".

Но у атомной ФЦП были и остаются свои критики. Главная претензия к программе заключается в следующем - в ней слишком много говорится о вводе мощностей, и слишком мало о науке и ОЯТ.

Комментируя принятие ФЦП в октябре 2006 года, известный атомщик и депутат Госдумы Валентин Иванов говорил: "Я всю жизнь занимался топливным циклом и наукой, и должен сказать, что ни того, ни другого в этой программе в должной мере пока нет. Понятно, что она посвящена строительству новых АЭС, но хотелось бы надеяться, что в других федеральных целевых программах будут предусмотрены проблемы научно-технического мониторинга, совершенствования работы с отработанным ядерным топливом (ОЯТ) и другие того же плана".

Действующая федеральная целевая программа не подменяет собой и не может подменить концепцию развития атомной отрасли Российской Федерации. В ФЦП практически не упоминается о том, как нам следует решать проблему ядерных отходов, переходить на новую ресурсную базу по ядерному топливу и распространять атомные технологии в другие области народного хозяйства, лежащие за пределами электроэнергетики.

Отсутствие единой концепции в обязательном порядке и в самое ближайшее время станет главным тормозом для создающейся госкорпорации "Росатом". Следует особо подчеркнуть, что любые попытки замолчать или передвинуть ключевые вопросы на некое отдалённое будущее войдут в прямое противоречие с мнением ООН, требующей не перекладывать решение проблем сегодняшнего дня на плечи наших потомков.

Помимо прямых финансовых издержек, отсутствие концепции будет наносить непоправимый урон репутации российского государства. Уже сегодня наши ядерные инициативы - в частности, о создании МЦОУ в Ангарске - выглядят бледно на фоне аналогичных американских. Не случайно, поиск партнёров для уранового центра происходит медленно и трудно, в то время как декларацию о принципах GNEP подписало 16 государств, а ещё 19 стран участвуют в работе GNEP в качестве наблюдателей.

Принципиальное отличие GNEP от МЦОУ сводится к тому, что GNEP представляет собой концепцию, дающую ответы на многие - хотя и не все! - основные вопросы атомной энергетики, в то время как МЦОУ выглядит обыкновенным коммерческим проектом, поданным в международной "упаковке".

Сайт AtomInfo.Ru попытается дать ответ на вопрос, какой же должна быть концепция развития атомной отрасли России. Мы постараемся рассмотреть зарубежный опыт и готовы выслушать самые различные точки зрения на российское атомное будущее - которое, в конце концов, является нашим с вами будущим, дорогие читатели.

ИСТОЧНИК: От имени редакции AtomInfo.Ru - Михаил Сторожевой
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

2 страниц V   1 2 >
Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 

Текстовая версия Сейчас: 10.12.2019, 8:19
  Главная   Новости   Форум   Знакомства   Галерея   Мини чат   Правила сайта   Обратная связь
© Novovoronezh.ru Нововоронеж Интерактивный, 2007-2017

MKPortal ©2003-2007 mkportal.it